"Природа не терпит пустоты -2"

Чем ближе к выборам президента  ( осталось всего 11 дней) тем все лихо  закручивается сюжет.  Можно уверенно сказать, что это самые непредсказуемые и непрогнозируемые выборы, и даже самые смелые  эксперты и фантазёры ( типа меня)  не могут определиться какой будет концовка.

Многим моим френдам, которым не совсем понятно что вообще в Грузии происходит,  ещё раз разложу по полочкам.
После 9 лет ( с 2003 по 2012)  грузинского чуда под руководством М. Саакашвили, в 2012  к власти пришли (при помощи популизма, сфабрикованных обвинений в адрес  прежних властей и военного российского шантаж) пришли   реваншисты ( пёстрая смесь из недобитых коррупционеров, криминала и откровенных  коллаборационист во главе с прокремлёвским олигархом Бидзиной Иванешвили).  И он стал, хозяином Грузии. Причем в каком то особом грузинском варианте, бо даже Путин, Уго Чавес, Ким Чэн Ын… всё таки официальные  лидеры, представляющие свои страны на международном уровне (встречи, договора, саммиты....). А здесь «мешок с деньгами», купец…  запросто купивший на корню большую часть грузинского общества….  за мелкие гроши, и большие обещания.  И стал формально частным лицом, рядовым  гражданином  Грузии. Но имеющий личный ручной парламент (членов которых выбрал он), президента (которого выбрал он), премьер-министра (которого выбрал он), меры городов (которых выбирает он)….  Вот такой  в 21 веке, наступил, плиат,   в Грузии,  новый, «передовой» грузинебский общественный строй ( пожалуй, такого не было в истории Грузии никогда, всё таки рулили цари, эриставы, визири.. но что бы купец ???...)

Итого  за шесть лет, этот «Купец»: вынудил реформатора Мишу уехать из страны, а его соратников по сфальсифицированным обвинения посадить в тюрьмы.  Обязал всех бизнесменов  платить ему долю. А на досуге стал вывозить со всей Грузии вековые деревья, потехи ради,  для своего поместья. За шесть лет, его невзлюбило большая часть населения, которая так и не дождалась от него обещанной «халявы».
И вот наступил 2018 год, время выбора президента Грузии, и хотя он формально второе лицо в парламентской стране ( где рулит премьер министр), но реально может дать ход  многим изменениям, бо совсем скоро, через два года судьбоносные парламентские выборы.

Реальных кандидатов, три, но противоборствующие стороны, две. Это «коцы» ( «Грузинская мечта» ручная партия Бидзины Ивагишвили «Хозяина –купца) и «нацы» ( партия Мишы Саакашвили, прежняя команда которая  и создала «грузинское чудо»).

Первый кандидат, Саломе Зурабашвили, это  кандидат от этого самого «Хозяна-купца» всея Грузии. Кандидат совершенно непроходной, от неё отвернулся и церковь имеющая сильное влияние на плебс, и сам плебс тоже. Её поддерживают уж самые откровенные приспособленцы исключительно ради  денег, которыми «Хозяин-купец» все оплачивает. И за неё, естественно административный ресурс.
Второй кандидат ( намеренно расставляю так). Это противоположный лагерь. Григол Вашадзе, представитель  прежней команды,( которая и создала "грузинское чудо») соратник Саакашвили.
Третий кандидат. Ооо…  это самое интересное: И хотя по соц-опросам он уступает первым двум, он пожалуй самая ключевая фигура, в предстоящей развилке судьбы Грузии.  Давид Бакрадзе, бывший соратник Саакашвили, который два года назад создал свою  партию Европейская Грузия. Это фактически часть прежней команды Саакашвили, которая откололась   от основной партии  из за  разногласий с Саакашвили, по поводу неких тактических дальнейших действий партии.  Многие здравомысляшие считают, что Бидзина Иванишвили ( хозяин-купец) просто купил их, что бы расколоть и ослабить «нацев» (ЕНД- партию Миши). Другие думают, совершенно противоположное.
Поэтому, на первый взгляд, его низкий рейтинг  по предварительным соц-опросам, имеет простое объяснение: для «коцов» он хоть и бывший но все равно «нац», поэтому на фиг…, а  для «нацев», он вообще предатель, тем более на фиг.
Но это на первый взгляд так: ибо грузин в соц-опросах  не всегда говорит то, что думает ( а иногда и думает то, что не думает…)
Дело в том, что как  бы, то, не было, Бакрадзе в любом случае  оттянет на себя тоже часть  голоса электората. И вот это самое интересное. Во первых Бакрадзе  оттянет на себя, без сомнения, часть голосов Саломе. Люди  лояльные властям, но которые из за крайней непопулярности и неприятия Саломе обломаются за неё голосовать… проголосуют с чистой совестью за Бакрадзе,  искренне уверенные что он «работает»  на Бидзину  (хозяина-купца).  Точно так же,  часть голосов Вашадзе тоже уйдёт к Бакрадзе. Это люди искренне неприемлющие Бидзину. Люди прозападной ориентации…  но по каким то причинам ( в 90% личным)  невзлюбившие Мишу. Бакрадзе это для них выход из положения. «Вроде как за всё хорошее, против всего плохого, но и не за Мишу тоже». Ну и наконец,  для плебса, который с одной стороны ненавидит Бидзину за то что он их кинул с обещанной "халявой", а сдругой в его башку насмерть вбито "9 кровавых лет"... голосование за Бакрадзе, тоже отличный выход из положения.
В итоге у Бакрадзе  есть реальный шанс кроме своих сторонников, ещё набрать и у своих соперников. Бидзина на него надеется, но вряд ли до конца доверяет ( имея хоть трижды убойный компромат на него). Мишисты в нем тоже сомневаются, но все таки хотят верить, что у того мозги в голове и инстинкт самосохранения всё таки тоже остались.
Как поведет себя Бакрадз, очень скоро увидим.
Первый его тест, это право Президента на помилование. Выход Вано и Бачо, и предоставление гражданства Саакашвили. Это спусковой крючок начала конца, эпохи Бидзины Иванишвили ( хозяина-купца всея Грузии).
Осталось 11 дней.

"Назад в будущее"

Период новейшей истории. Третье тысячилетие.  2007 год. После 10 веков упадка, Грузинское государство находится на стадии  наивысшего расцвета: это и всемирное  признания успехов Михаила  Саакашвили , и  внутри-экономические успехи Кахи Бендукидзе,  и успехи Вано Мерабишвили с Бачо Ахалая  в становление Грузинской полиции и армии....
Так вот, предположим что в это время, в одном из НИИ, среднестатистического обычного жителя Грузии, в порядке научного эксперимента, погрузили бы в анабиоз на 10 лет,  Пожимают, ему руки, улыбаются, "...уже увидишь нас в НАТО...  увидишь кавказский Сингапур на черноморской Ривьере, колоритный грузинский Тайвань....
Просыпается он, через 11...  и видит  следующее:  население ходит сплошь, мрачное и хмурое.  Национальные деньги обесценились в два раза. Некие  родители-отцы протестуют на Руставели, против покрытия властями убийц их детей.  Миша в изгнании, Каха в могиле, Вано и Бачо  сидят в тюрьме... Со всей Грузии вывозят вековые деревья. Бизнесмена держат голым в подвале требуя 4 млн.  Бизнесмен, осужденный, за шпионаж в пользу РФ, выигрывает тендер  для министерства   обороны....
"..КАК такое возможно?..."  ошеломлённо спросит он.  "Как такое могло произойти?  Что за могущественные демоны захватили власть?..."
Если ему ответить: что никакие это не демоны, а обычные ничтожества, коллаборационисты, которым к сожалению  вынуждены были уступить, ибо они шантажировали Грузинское государство, военной силой иностранного вражеского государства.... то он будет ещё больше потрясён.
Видите ли, вся реальная правда в том, что, вопреки общему расхожему  мнению,  сегодняшние правители  получили власть, вовсе не потому, что за них голосовало большинство населения Грузии (хотя  формально это было так), а совсем по другой причине.

Всё что ниже моё ИМХО,  без претензий на «истину в последней инстанции».

Формально, когда в Грузии в 2012 году, прошли парламентские выборы, то  «Грузинская мечта» с помощью  безудержного популизма и иступленной клеветы в адрес прежних властей (путем вброса фальшивых видео с пытками заключенных), смогла привлечь на свою сторону большую часть электората. Михаил Саакашвили как и положено лидеру демократической прогрессивной страны ( которую собственно он и построил), не дожидаясь оконьчательного подсчёта голосов  с этим согласился. Иц окей.  В Грузии впервые прошли свободные демократичные выборы.

Теперь опускаемся ниже ватерлинии и смотрим на нижнюю часть айсберга.
Начну с того, что ни для кого не секрет, что если бы каким то образом, периметр границ Грузии был бы защищен ( наличие ядерного оружия, или членство в НАТО, или как говорил Бендукидзе, представьте что на севере у нас вместо соседа, море..), то никакие силы не смогли бы помешать реформам Грузии, и сегодня страна была бы совершенно другой.
Потому что, реформы  в странах третьего Мира ( в том числе постсоветских),  это не бог весть что-то гениальное. Это в первую очередь уничтожение коррупции,  криминала, и теневого бизнеса не платящего налоги... (остальные новаторские штучки, уже на это гармонично накладываются). В результате вы имеете большое количество недовольных. И это не только, перечисленные выше категории со своими  родственниками, а ещё и большая часть интеллигенции страны, которая тоже находилась на их содержании.   И все они жаждут реванша. Поэтому для  проведения настоящих реальных реформ,  и их защиты, необходимы две вещи.
Первое: это Гарантия того, что если у вас есть враг извне (к  которому кинутся за помощью и с кем  станут сотрудничать  реваншисты)  то он никак  не сможет вам помешать.
И второе: на время реформ надо забыть  про демократические штучки:  такие как,  спрашивание мнения народа, уговаривание его, терпимость к «оппозиции»… главное жесткое удерживание  правильного  направления вектора  развития, с допустимой максимальной гуманностью, если последняя не фатальна для цели.
У Грузии была внешняя проблема: Реформы Грузии и разворот на Запад, вошли в противостояние с геополитическими  интересами России. И последняя стала активно просчитывать пользу от  наличия реваншистов, для  решения своих тактичесих задач.
В итоге к выборам  2012 года сложилась следующая ситуация.
Пока «реваншисты»  в лице  партии «грузинская  мечта»  с помощью  "сладкого" популизма и  неистовых обвинений прежних властей, нагнетали истерию,  противник  выстраивал следующую схему  будущего развития событий.  Михаил Саакашвили не отдает власть. Реваншисты выводят людей на улицы.  Провокация, кровь, вооруженное сопротивление полиции. Обращение «победившего Иванишвили»  к мировому сообществу. Первой  на помощь приходит «братская» Россия. Президент Саакашвили вводит ЧП, обьявляет об агрессии, и тоже обращается к международному сообществу. Обама и Мкркель выражают озабоченность и требуют, что бы все стороны, срочно, между собой договорились. И присылают посредников. Те в лучшем случае, разводят грузинские и российские войска, не давая им  стрелять в друг друга.  Но танки россиян уже занимают ключевые места и начинают окапывается, как в 2008 году.  На улицах хаос и бардак. Районы поделены между отрядами "штурмовиков"  Иванишвили, российскими военными, и  грузинскими силовиками. Состояние троевластия в стране быстро приводит к коллапсу. Организованные митинги  Иванишвили скандируют: "Миша-убийца, ты посмел стрелять в народ,  вон из страны".  В  результате  двойного давления (РФ и БИ) Саакашвили,  Мерабишвили, Ахалаия…. вынуждают покинуть страну. ЕНД вообще отстраняют  от власти, признают вне закона и требуют их роспуска. В Грузию прилетает Гиоргадзе, способствует выводу российских войск,  поднимает на этом авторитет, и через два года становится президентом. Парламент опять меняет конституцию обратно и делает страну президентской. Начинается новая российская история Грузии.
Если по чесноку,  то на  этом месте повествования, очень многие из грузинцев....  быть может  вслух и постесняются сказать, но про себя точно вздохнут : "...а может это и лучше?  что в этом плохого? Может с Россией будет лучше и сытнее?..."
ОК. Я продолжу,  а вы решайте сами.
Вслед за этим в  Грузию придет российский бизнес и скупить все лакомые активы страны за бесценки. Все сектора инфраструктуры страны: энергетическая, курортная, транзитная… будет принадлежать олигархо-чекистам. Батумский порт перейдет под российский  контроль. Из Армении будет пущена сквозная жд-дорога через Абхазию. С самой Абхазией и Южной Осетией будут подписаны какие ни будь ассоциативные договора, не значащие ничего.  Грузины из страны уедут, а грузинцы останутся на положении туземцев, жаривших хозяевам шашлыки, наливающим им вино и услаждающим их слух хвалебными в их честь тостами и многоголосными песнями.
Ну что сытно? Не исключаю, что большинство грузинцев  на это будут согласны. И кремль это тоже прекрасно знает.
Но Миша Саакашвили и его союзники решили по другому.
И что бы этого.... или примерно этого,  не случилось,  Он уступил власть этим ничтожествам.  Исход выборов был предрешён,  даже если его партия набирала бы больше чем его соперники. Ибо  эти выборы  ни каким боком не имели  ничего даже близко, к демократическим выборам, и вообще к выборам...
Миша уступил, но страна была спасена. РФ туда не пустили. Громоотвод БИ был поставлен  ( хотя  это осёл и  получил возможность пограбить страну). Зато ЕНД места в парламенте сохранила, и цивилизованно перешла в меньшинство-опозицию. А  США плотно занялись грузинской армией, и невозмутимо продолжили  проводить на территории Грузии разные учения и маневры.

Рысь.

Морда у пса была хитрющая-хитрющая. Отведя глаза в сторону, и умильно  виляя хвостом, он включил дурака : «Я же не нарочно. Хотел как лучше, а получилось как хуже. Кароче  оплошал».
Охотник всепрощающим жестом нагнулся, и  потрепал пса за ухом
            День сегодня не задался. Ни зверь, ни птица под выстрел не шли. Но под вечер, охотник вычислил  великолепную  рысь, которая  мышковала неподалёку от его зимовья.  И тут его  пёс,  тоже уставший от скуки,  внезапно невыдержав,  тут же её облаял, и рысь, не дожидаясь, когда охотник сдёрнет ружьё с плеча, скрылась в чащобе.  Охотник удивленно и сердито посмотрел на своего пса. « Ты  чей друг? Мой, или её?..."   А потом посмотрел  в глубину чащобы. А может, это и к лучшему – что-то неуловимо знакомое было в лесной красавице. Ему даже показалось, что он узнал того рысёныша-несмыслёныша, который  в позапрошлом году пару месяцев жил у него в зимовье. Как уж рысёнок без мамки остался – одному Богу известно. Нашёл его охотник полумёртвым у ручья, когда за водой ходил. Тот даже шипеть-рычать не мог от голода – лежал и беззвучно оскаливался на подошедшего человека… Ничего, отлежался зверёк в зимовье, откормился, силы набрался да на одной из прогулок, оглянувшись пару раз на спасителя, ушёл за ближайшие ели и пропал. Всё ж не кошка домашняя, для рыси тайга – дом родной.
             Под вечер началась метель. Мело всю ночь, да и днём, видимо, метель успокаиваться не собиралась. Охотник, поужинав и накормив собаку, устроился у маленького мутного оконца набивать патроны. За стеной выла метель, на столе слегка чадила и потрескивала керосиновая лампа. Дело делалось привычное, руки будто сами собой работали без спешки, но сноровисто. В стреляные латунные гильзы вставлялись новые капсюли, меркой засыпался порох, плотно утрамбовывались пыжи, выбитые из старого куска войлока, вкатывалась дробь (на птицу), картечь (на крупного зверя) и снова всё плотно запыжовывалось. Патроны с жаканом снаряжались отдельно.
             В какой-то момент что-то стало нарушать монотонность и стройность работы. Охотник прислушался – вроде в завываниях метели послышались посторонние звуки, будто кто-то скрёбся в дверь. Вот – снова.
            Пёс, поводя носом и вздыбив шерсть на загривке, тоже уставился в дверь, искоса бросая короткие взгляды на хозяина, как бы спрашивая: «Лаять?». Он подошёл к дверному проёму и с натугой потянул дверь на себя. Она, скрипя по полу смёрзшимся войлоком, отошла в сторону. Охотник отпрянул.
 Обметённая снегом в дверном проёме стояла давешняя знакомая – рысь.
           Поперёк тулова её опоясывал стальной трос – петля. По всему видать, петля-то не на рысь ставлена была, потому рысь и смогла, переломив непрочный ствол деревца, сдёрнуть её. А от самой петли освободиться не смогла – петля туго врезалась в тело. Округ обвода петли шерсть была тёмно-вишнёвого цвета от проступившей крови. Странно только, что не лапой в петлю влетела, а всем телом.
Рысь тяжело, со всхрапыванием дышала и пристально глядела жёлтыми глазами на охотника. Собака зашлась лаем, крутясь перед мордой раненого зверя.
«Однако! От людей претерпела – к людям за помощью и пришла. Сказать кому, ведь не поверят».
Покрутив головой, охотник резко окоротил собаку, так, что та, обиженно повизгивая, отскочила в дальний угол, сам же шагнул к двери.
Рысь не сделала ни единого движения, чтобы уйти. Охотник аккуратно, с опаской поднял рысь на руки и внёс в зимовье. Опустил на пол у стола. Рысь лежала на боку, часто и загнанно дышала.
Подкрутив фитиль в керосиновой лампе, чтобы хоть чуть в избушке стало светлее, и взяв со стола пассатижи, охотник склонился над рысью.
Петля была из старого трелёвочного троса, распущенного на отдельные нити. Такие петли, в одну нить, на зайцев ставят – рысь, видимо, на зайца и кинулась, да вместо него в петлю и влетела. Бывает. Проволока петли была ржавая – видать, ещё по первому снегу ставлена, а может, и прошлогодняя – поди разбери.
Осторожно, не делая резких движений, он пассатижами перекусил проволоку. Чтобы не тревожить рысь, ещё в одном месте перекусил петлю, и вынул куски её из-под зверя. Рысь лежала, не меняя позы, но дыхание постепенно делалось тише и спокойнее – она косилась уже не на охотника, а на собаку. Та, совершенно не понимая хозяина, сидела в тёмном углу и еле сдерживалась от желания кинуться на зверя.
Хозяин, усмехнувшись, погрозил ей кулаком. Пёс,  обиженно лег на живот, положил морду на лапы и уставилась в окно «Да делайте вы что хотите!».
Охотник, покопавшись в старой жестяной коробке из-под китайского чая, вынул оттуда пузырёк с йодом и, взяв ножницы, опять склонился над рысью. Пока он выстригал шерсть над раной, рысь хоть и косилась на него, но лежала спокойно, но при первом же прикосновении ваты с йодом к ране резко дёрнулась и молниеносно ударила охотника лапой по руке! Руку отдёрнуть он не успел. Хорошо ещё, что при ударе рысь не выпустила когти, тогда операция потребовалась бы охотнику.
– Будя, будя… – не столько обращаясь к рыси, сколько к собаке, обронил он. Пёс, вскочивший при ударе, чтобы защитить хозяина, вообще что-либо перестал понимать. Он ждал команды к атаке.
– Ну, нет так нет, – охотник убрал йод, вату. В старую ржавую миску налил воды и поставил перед рысью. Именно – перед, а не ближе, потому как её ощеренная морда ничего хорошего не обещала. Рысь к воде не притронулась. Минут через десять встала и вихляющей походкой, постоянно поглядывая на пса и шипя, подошла к двери, остановилась и посмотрела на охотника.
Охотник осторожно  подошел и  открыл дверь.
Мело по-прежнему. Но рысь это нисколько не волновало. Она прыгнула за порог и через секунду исчезла в снежной круговерти – как будто её и не было. «Спасибо  здесь не говорят – не тронула, и то ладно», – вздохнул  охотник. Пёс, было выскочивший вслед за рысью, услышав грозный окрик, вернулся в зимовье.

…Закончился охотничий сезон, а наступившей весной сосед похвалился, что зимой добыл рысь неподалёку от его зимовья, да за шкуру мало выручил, перекупщик сказал – порченая. Округ всей шкуры шрам лысоватый, плохо заросший был.

И что-то тогда сломалось в душе охотника, вроде на то он и зверь дикий, чтобы бить его, а будто друга или знакомца хорошего потерял. Случай этот последней каплей стал, чего каплей, он и сам толком не знал.

Хотя ружьё-то в доме и сейчас есть, да вот с охотой он завязал, в тайгу всё больше для души ходит и без ружья – собаку размять. И ещё мыслишка у него тайная есть: вдруг сосед другую рысь подстрелил.       
                                                                                                                                                         

                                                                                                                                                                            Андрей Растворцев     07.12.2014

"Обезьяний питомник"

Те кто помнят, что в Сухуми был «обезьяний питомник», который находился чуть дальше Ботанического сада, за Бараташвили… напомню: На самом деле это был огромный институт, располагающийся на сухумской горе «трапеция» и занимающий эту гору всю.
В СССР и остальном Мире его знали как ИЭПиТ  АН СССР ( институт экспериментальной паталогии и терапии Академии наук СССР), а «обезьяний питомник» был всего лишь малой частью этого института, предназначенный для туристов и находился внизу у его подножия. К самому институту вела красивая, белая, каменная, длинная лестница, которой позавидовала бы даже «потемкинская» из Одессы. Можно было подняться на работу в институт по ней, либо внизу в 9 утра у  площадке перед ст. Бараташвили всегда ждал институтский автобус, который забирал сотрудников и потом поднимался с другого красивого подъема, и развозил сотрудников по секторам.  С высоты этого института, открывался замечательный вид на Сухумскую бухту, набережную и собственно сам Сухуми. Сам институт утопал в субтропической зелени. Он был разделен на сектора. «Север 2» ( отдел зоопсихологии,  биохимия, и комбинат по производству кормов), «Юг 3» корпуса  космической физиологии, и тд.  Между ними были проложены дорожки для людей и транспорта. Можно было дойти пешком, а можно было поймать электрокар, которые сновали между отделами, на которых развозили мешки с кормом для вольеров, и на пассажирском месте с водителем доехать. В институте работало много молодежи. Если посмотреть с вертолета, то можно было его принять за какой то роскошный американский медицинский колледж, во время обеда все красивые скамеечки вдоль дорожек были усыпаны молодежью в белых халатах. В административном корпусе была вкусная столовая, и большой конференц-зал,  где помимо всяких международных заумных  конференций, проводились и  вечеринки, праздники и дискотеки. Столы накрывались как в ресторане по периметру (сообразно отделам) и весь коллектив института отрывался по полной, вместе с его  бессменными шефами: Борис Аркадьичем Лапиными  Этери Капитоновной Джикидзе, которые впрочем быстро  покидали застолье, дабы не смущать нас и дать расслабиться. Организовывали эти вечеринки профком, и актив-группа в которую входили институтские электронщики-программисты одного звали Вахо с обоженным лицом, а второго русского парня имя не помню, и ещё девочки грузинки с корпуса биохимии. Вообще в институте случались «амурные дела». На первом этаже моего отдела зоопсихологии, находилась лаборатория нашего институтского фотографа грека Яши. Он работал до обеда, и уходя всегда оставлял ключи из мужской солидарности «нашему брату» с условием, что там будет чисто. Лаборатория была удобная с закрывающими наглухо жалюзями ( для проявке пленки), кожаным диваном, кофеваркой и пепельницей . Кроме того на территории института на востоке ближе к подножию и к  транспортным гаражам находилась своя гостиница, похожая на дачу Сталина. Там селили практиканток из Питера, Москвы, Риги… симпатичные студентки и младшие научные сотрудницы. Свидание  им забивали все: от «офицерского состава» ( типа нас лаборантов с корпусов на холме), до «рядовых», водителей транспорта, разнорабочих, и экскурсоводов из питомника.

Отдельно расскажу про наш отдел и про то, что не каждый турист посещавший тогда Сухуми знал, и даже местные не знали.  Дело в том, что от института, на воле жило два стада гмадарил-павианов. Они находились в красивом месте в сторону Шромы, немного не доезжая Сухумской ГЭС.  Там была поляна на которой  были построены для них домики. С одной стороны поляну ограждала речка, которую павианы боялись переходить, с другой горы. Им не было нужды уходить оттуда, от домиков, тем более раз в два дня туда приезжал грузовик с кормом, и приматы его всегда ждали. Очень редко были случаи, когда какой нибудь самец уходил от того места вниз в деревню, но его быстро местные возвращали. Оставить у себя или продать фотографу было опасно, ибо у каждой институтской особи была татуировка с номером, и за это полагалось уголовное дело, а за возврат вознаграждение. Следить за этим стадом, тоже входило в обязанность нашего отдела.  Два раза в неделю нам приходилось сопровождать грузовик с кормом, или если приезжали иностранцы ( шеф очень любил продемонстрировать Миру, что в СССР на открытой природе тоже круглый год могут жить обезьяны). Мы, парни из нашего отдела и водители грузовика ездившего туда, были специально «натасканы»  как себя вести с приматами, и каждому выдавалось «личное оружие», (метровый резиновый шланг выданный из запасов нашего ЗавГара)  вес крупного самца гамадрилы-павиана достигает 40-60 кг, а клыки до 3-5 см.

Короче такая картина. Едем в кузове грузовика,  я и пара прехорошеньких экземпляров ( младшая научная сотрудница и журналистка). Сидим на удобных скамеечках, «чирикаем». Посередине кузова и до краю, под тентом мешки с кормом. Природа супер, как дорога на Рицу. Я им «по ушам чешу», из кабины водилы орет «Бакуриани» ВИА 75. Подъезжаем к речке, девочки напрягаются. На поляне вся стая, ждут корм, и смотрят на нас. Грузовик,  разворачивается и задним ходом,  начинает переезжать вброд речку. Ощущение для новичка  не очень приятные,  даже в моменте зловещие, ибо как будто грузовик нарочно развернулся и переезжает речку задним ходом, как бы нарочно  выставляя нас на заклание стаду. Стадо смотрит на нас, впереди взрослые крупные самцы штук 40.  ( на самом деле они смотрят на корм у наших ног, но девочки это не знают). Девочки цепенеют. Одна машинально сильно сжимает  мне бедро. Мне приятно, я ободряюще ей киваю «не бзди чувиха»  а сам  ещё сильнее сжимаю оружие-резиновый шланг. Машина уже пятится по поляне, к центу стада и останавливается. Первой заскакивает в кузов наглая, невысокая самка и начинает рвать мешки с кормом, что бы достать. Одна из спутниц не выдерживает, замахивается и  прогоняет обезьяну. Зря. Ибо та побежала жаловаться вожаку. Я укоризненно смотрю на спутниц, и опять поворачиваюсь. И во время. Сначала за борт внутрь. цепляются мускулистые здоровенные руки. Потом неторопливо подтягиваясь, в кузов  грациозно  перемахивает  здоровенный самец. Не глядя ему в глаза, ибо по гамадрильскому, это жест угрозы и атаки, я делаю обманный финт и от души огреваю его шлангом по корпусу. Он слетает на землю, там с двух сторон ему добавляют,   вылезшие из кабины водила и напарник.  Самец с воплем бежит к стаду. Стадо замирает. Всё !  Можно спокойно  начинать выгрузку. Выходят из вагончика  грузчики, и начинают таскать мешки в специальный склад с железной клеткой, что бы обезьяны его раньше времени весь не сожрали. Дальше проще:  первым делом  наполняются кормушки у домиков, что бы успокоить приматов, те начинают спокойное завтракать. Водила начинает ковыряться в моторе грузовика, напарник что то объясняет подошедшим местным из деревни просящим немного комбикорма для своих коз. Девочки, под моей зорькой опекой, разбредаются и начинают работать, одна достает журнал и секундомер, вторая настраивает фотоаппарат. А я начинаю мучительно прикидывать, какую из  них повести сегодня ужинать в "нарты", и с какой шансов больше….
      Иногда наш любимый шеф,  профессор Валерий Гургенович Чалян ( зам. по науке у Лапина) устраивал здесь же на природе чуть выше кемпинги, (было там у него особое место, там небольшой трехметровый красивый водопад был). Накрывалась большая скатерть  на траву, то да сё, хлеб-соль, фрукты-овощи, шашлык и винишко красное…. Тоже иногда без эксцессов не обходилось: как то раз сидим, слушаем, как шеф про США рассказывает, (он уже тогда туда летал по науке значит). Вдруг крики над головой, что то отчаянно продирается на холме сквозь ветки и орет.  Смотрим,  а это наш  ЗавГар  ( главный над институтским  транспортом) отчаянно ломиться к нам и орет благим матом. Сам прижал к своему животу булку хлеба ( помните такой большой круглый  Цебельдинский с килограмм). А за ним вожак Яша несется, с ветки на ветку перемахивает. Оказывается подвыпивший ЗавГар  решил обезьян покормить, вытащил из Нивы хлеб и пошел туда важно. Мы ему кричим «брось хлеб, дебил…». Но тут Яша его догнал, повалил, и топчется на нем,  хлеб из рук вырывает, да на нас косится клыки показывает. У нас столбняк от смеха, разогнутся не можем. Яше надоело биться, он взял, да и слегка укусил завгара за ляжку, тот наконец и выпустил хлеб со страху прижатый к себе как шит.  Яша с хлебом ускакал, к "женам" своим. А этот весь помятый подходит к нам, чуть ли не плачет.… В другой раз девочки практикантки из Тбилиси, отошли от нашего застолья-поляны, решили искупаться в водопаде, а у них, наглые и проворные самки, шампунь, мыло, полотенце, одежду сперли. Так и пришлось им в купальниках обратно возвращатся…

После войны, так запустение.  Туристов водят уже в сам институт, показывать вольеры. Много обезьян продали частникам. Да и сами заброшенные корпуса заросли. Но все конечно можно восстановить и вернуть. Всему свое время.

Грузины и "грузинцы".

Превращения Грузин в "грузинцев", стартануло ещё 200 лет назад, когда они по воле обстоятельств потеряли самостоятельность и превратились в Российскую окраину.  То было время, когда Российская Империя  рвалась к Константинополю и  проливам,  и иметь в Закавказье единоверного надёжного союзника-вассала было стратегически необходимо. То было время, когда находящаяся чуть южнее, Грузия , после  падения Византии, оказалась отрезанной от остального христианского мира, и под нашествиями турков, персов, арабов... начала распадаться на феодальные княжества (Картли, Кахети, Имерети...). Поэтому, в свою очередь небольшой Грузии, иметь единоверного сюзника-покровителя было жизненно необходимо. Поскольку в  отличии от многих остальных народов Империи,  грузины были не завоеваны, а сами предложили союз   единоверцам,  они  закономерно считались самым надежным и преданным Метрополии народом на Кавказе. Грузинская элита гармонично вошла  в элиту Империи,  грузинские воины учавствовали во всех без исключения войнах Империи (отличившись доблестью и отвагой), и нигде больше  российские генерал-губернаторы и наместники, не чувствовали себя так комфортно и безопасно как в Тифлисе. За это грузины имели особое доверие, благосклонность и расположение метрополии. Постепенно им это стало всё больше и больше нравиться, ибо уже не надо было напрягаться для самостоятельной защиты своей страны, но что ещё приятнее, утруждать себя дальнейшим строительством самостоятельного  государства (со своей армией, лидерами, гражданскими институтами и прочей "хернёй"). Зато   можно было персонально делать хорошую карьеру в структурах
всей империи ( один, таки, стал даже отцом нации).
 
Тогда то и началось постепенное превращение Грузин в "грузинцев".                                                                


В 1917 году произошло переформатирование Империи, и Грузия внезапно осталась без присмотра. Начались первые независимые и самостоятельные движения и брожения. Союзы и договора. С союзниками и врагами. С красными и белыми. С немцами, турками, англичанами….Но к 1921 году количество "грузинцев" среди населения Грузии было уже достаточно, что бы самые  «продвинутые» из них , надев буденовки, помогли 11-ой красной армии, вернуть Грузию обратно в «гарем», к которому они привыкли за 200 лет опеки.
Началась новейшая история.
Грузии опять повезло. Коммунисты  (из за комфортных климатических условий) решили в этой провинции  сделать для себя курорт для отдыха. Республику накачивали деньгами, строились всевозможные здравницы, санатории, и для народа, и для вождей. Отдыхать на курортах Грузии считалось модным и престижным и для простого рабочего и для партийного чиновника. Сюда тянулись всевозможные авантюристы, игроки, мошенники.
В итоге, во второй половине 20 века,  в республике расцвела невиданная всенародная коррупция, теневой бизнес, блат и кумовство. Уровень жизни в среднем был невероятно высок по сравнению с другими окраинами империи и даже с ее столицей ( сдачи не надо). И летали «отдыхать» в Москву, а кто попроще в Сочи!!! Превращение Грузин в "грузинцев" резко ускорилось. "Крышу"  сносило реально. Собственное превосходство даже не подчеркивалось, а буднично и просто  констатировалось в разговорах и тостах,  хотя реально грузинцы были на уровне сегодняшней обслуги на рублевке, но « понты дороже денег»  ( это и сыграло скоро  с ними  злую шуткку)....



Приближался распад СССР.
Разумеется, если бы "грузинцы", не стали бы бежать вперёд паровоза и благоразумно остались бы в едином экономическом и военно-политическом пространстве РФ, то возможно сегодня у Грузии сложилась бы другая судьба. Не было бы никаких переворотов, войн с сепаратистами, беженцев...  а страна стала бы некоей серой оффшорной зоной для части РФ капитала. То есть гармонично продолжила бы исполнять ту же функцию что и при коммунистах в СССР.  Стала бы типа, эдаким, большим Сочи ( хорошо это или плохо, это другой вопрос).
Но к концу СССР, почувствовав модную тенденцию, которую первыми задали прибалты, типа освобождение от "ига советской Метрополии"... "грузинцы" не были бы "грузинцами", если бы ради понтов не кинулись доказывать что и тут они первые и не стали пилить сук, на котором сидели.  Грохнувшись вниз в болото и потеряв 20% территории, "грузинцы" не были бы "грузинцами", если вместо того чтобы сплотиться (как, например  Израиль), не  устроили бы гражданскую войну, выясняя кто будет главный.                                                          

И наступила "жопа" на 10 лет.

И пришел спаситель, и сказал; « я построю новую Грузию, избавлю от коррупции и воров , научу по настоящему учиться и работать, воевать и строить, и приведу вас к процветанию и благополучию, в Европу и Америку». Грузинцы упали  ниц и затем на руках занесли его на трон, но каждый при этом услышал и примерил на себя вторую половину фразы. А поскольку процветание и благополучие у большинства ассоциировалось с недавним, богатым и беспечным  прошлым, то  все думали что так оно и будет, но как-то по капиталистически. Поэтому энтузиазм по началу был охеренный. Внутри страны начались стройки. За рубежом первые серьезные контакты. Твердость и принципиальность на переговорах с Росиией.
Грузия стала стремительно преображаться.....
"Грузинцы"  вдруг ощутили забытое чувство национальной  самодостаточности. И о Чудо! Начался процесс обратной трансформации  грузинцев в Грузин, который завершился бы гораздо быстрее, в течении одного,двух поколений.



Но появились первые обиженные: родственники криминалов, и лишенные привилегий интеллигенция, потом обязанные платить налоги бизнесмены, и наконец сами обыватели обязанные платить за бесперебойный свет и газ, за чистоту и безопасность. Как и 70 лет назад, "грузинцев" снова оказалось больше чем Грузин. Народ решил что его кинули, это не "капиталистическая халява", а какая-то неправильная демократия, (  не по грузинебски  как то  всё), и наконец допер, что не хер было в свое время выпендриваться с независимостью и российскую "сиську"  из зубов выпускать. И когда человек, у всех на глазах отсосавший от этой  "сиськи" 6 ярдов, пообещал ;  "....Я её  вам верну"....  "грузинцы" опять упали ниц и затем на руках занесли его на трон.
Выпили за него, разложили нарды и приготовились ждать.
И по сей день терпеливо и с надеждой ждут эту "сиську", ибо нет ничего пленительнее и желаннее  "грузинской мечты",  на фоне грузинской же лени,эгоизма и конформизма.
Закономерный результат;    Реальность  (практичная и рациональная  дочь Творца),  пока целесообразно  отправила  мечтающих "грузинцев" с небольшим, активным количеством Грузин ( в виде закваски) , в дрейф на обочину цивилизации, ждать следующего "парада планет".
Эволюция, мать его... это вам  "не лобио кушать..."

 ( посвящается моим любимым землякам)...                                                                                                                           февраль 2014 г.   Прага.

Коронация.

Услышав за спиной щелчок открывающихся  дверей, и подумав, что это служитель дона Ансельмо, Витторио не обернулся. Франко и Джулиано тоже не шелохнулись — все трое почтительно слушали лежащего в постели старика, который говорил, с трудом преодолевая одышку. Хрипящий голос звучал тихо, а паузы, заполненные тяжелым дыханием, становились просто невыносимыми. И тут вдруг раздались слова, бесстрастные, как тиканье ходиков;

— Руки за голову.  Не шевелиться.  Стреляем без предупреждения.

Затем послышался тяжелый топот, и в комнату ввалились какие-то люди. Чьи-то руки, ища оружие, ловко ощупали карманы.

Витторио усмехнулся, кто-то из этих двоих идиотов решил силой захватить трон — Франко или Джулиано?

Но, едва повернув голову, он так и застыл вполоборота: в глазах зарябило от полицейских мундиров.

Давно уже Витторио Матта приучил себя ничему не удивляться. И за последний десяток лет вряд ли что-либо произвело на него большее впечатление, чем эти полицейские. Он скорее мог ожидать их в полночь у себя в спальне, чем здесь, в тайной резиденции босса боссов, о которой знали одни «капо» — высшие  члены «семьи». Растерянность Витторио даже помешала ему обрадоваться, что это не номер, подстроенный одним из конкурентов, — в таком случае он не успел бы и перекреститься.

Пятидесятидвухлетний Витторио Матта возглавлял филиал «семьи»  в южных штатах. Сегодня он без энтузиазма ехал сюда, в Дейтон, понимая, что шансов у него почти нет. Еще бы: он моложе двух других и любимчиком дона Ансельмо его никак не назовешь. Хуже того, три года тому назад Витторио вызвал яростный гнев дона Ансельмо, пойдя без его ведома на операцию в Лас-Вегасе.  К тому же Джулиано, шеф мафии в восточных штатах, и Франко, «капо» западного побережья, могли похвастаться большим стажем и Сицилией как местом рождения, тогда как он родился в Далласе, в семье сицилийских иммигрантов. А дон Ансельмо приехал в Америку после первой мировой войны и любил таких, как он сам, «ребят с острова».

Дон Ансельмо угасал. Старику стукнуло уже 87 лет.  Он правил «семьёй» со дня её основания, которую сам и  создал.  И поэтому теперь, когда врачи сказали ему правду, он призвал к себе трех «капо», чтобы одного из них провозгласить королем всей организации — «капо ди тутти капи».

Полиция ворвалась в комнату в тот самый момент, когда дон Ансельмо подавал им крест для присяги. Они должны были поклясться, что подчинятся любому его решению и что не будут пытаться захватить власть силой. Это был чисто символический ритуальный жест, ибо все знали, что за исполнением принятого им решения все равно проследила бы секретная карательная группа, что-то вроде внутреннего спецназа киллеров,  командира  которого, «капитано», знал только сам Дон Ансельмо.

Первым начал  Джулиано:

— Это грубое насилие! Что означает этот театр? Я пожилой человек, всеми уважаемый гражданин, регулярно плачу налоги, приехал сюда навестить друга, так по какому праву...

— Заткнись.

Высокий  шатен  в штатском, среди  полицейских,  сказал это тем ровным спокойным голосом, которое заставило Джулиано  замолчать.

Витторио попытался выровнять ситуацию.
— Так нельзя, сэр…  вы не имеете права. Видимо, произошла ошибка, и я хотел бы связаться с моим адвокатом.

Держа руки в карманах пиджака цвета муренго,  человек внимательно посмотрел на него:

 — Не мешайте сосредоточится.  Ещё слово от кого ни будь, и получите по физиономии.

Витторио не отвел взгляда. Ему хорошо знаком был подобный тип титулованных подонков, которых распирает уже от самого обладания властью и от минутного перевеса в игре. Не стоит нервничать, следует просто переждать бурю. Сбоку послышался голос Франко:

— Это скандал, конституция Соединенных Штатов гарантирует...

Шатен повернулся, и его правый кулак резко ударил Франко в лицо. Солидный шеф нью-йоркской мафии отлетел назад и, перевернув кадку с эвкалиптом, скользнул по кровати дона Ансельмо, окрашивая простыню и одеяло в красный цвет.

Хотя ситуация в целом выглядела далеко не блестяще, Витторио в душе усмехнулся. Франко таких зазнаек, как этот полицейский, любил топить в реке, предварительно опустив их ноги в бадью с цементом и дождавшись, когда цемент затвердеет, — это было его собственное изобретение, принесшее ему славу и кличку «Бетонщик». А теперь какой-то фараон выбил ему зубы, и Франко сидел на полу, словно обиженный ребенок. Между пальцами, которыми он заслонял лицо, сочилась кровь. Витторио почувствовал удовлетворение — это действительно было чудесное зрелище, жаль, что подданные Франко не видели его.

Шатен  мельком  взглянул  на тяжело дышащего дона Ансельмо, а потом развернулся опят к ним троим.

— Я старший инспектор ФБР, комендант секции по борьбе с мафией в штате Невада. Меня зовут Рамсей Каллаген. Я представился, теперь ваша очередь.

Витторио хотел было сказать, что о мафии он знает только по газетам и телевидению, но, вовремя припомнив себе лицо Франко, пробормотал скороговоркой:

— Витторио Матта.

— Мало. — Инспектор возвысил голос. — Профессия, происхождение, все!

— Мои документы у вас, — напомнил Витторио. Каллаген посмотрел на него, прищурившись, и Витторио поспешно выпалил: — Витторио Матта, родился 21 февраля 1922 года в Далассе, профессия: промышленник.

— Я спрашивал о происхождении!

— Итальянское.

— Конкретнее — место рождения отца!

— Сицилия.

— Очень хорошо, а вы?

— Джулиано Грамчи, родился 23 сентября 1910 года в Палермо, пенсионер.

— Франко... Франко Бонфортуна... род... родился в июле... 1912 года в Кальтаниссетта... банкир.

— Смотрите-ка, — Каллаген впервые усмехнулся, — одни сицилийцы. Семейная идиллия, не правда ли?

— Наш друг тяжело болен, он тоже сицилиец, мы приехали его навестить, поэтому мы здесь, — объяснил Витторио, — это, кажется, не запрещено?

— Нет. Запрещено организовывать мафию, используя террор и преступление в целях наживы.

— Мы не имеем ничего общего с мафией! — закричали все трое с самым благородным возмущением почти одновременно, так что голоса их слились в единый хор, тональность которого портили только хрипы, слетающие с разбитых губ Франко.

— Неправда! Вы лжете, а это очень некрасиво, — Каллаген подмигнул им и погрозил  игриво пальцем, — и я докажу вам, что вы лжете!

«Интересно, как, — подумал Витторио, — только за Франко тебе уже придется ответить, дорогуша. Все, что ты здесь делаешь, незаконно, ты не показал нам даже ордера на обыск. Все это кончится перед судом, а потом мы займемся тобой, лучше всего по методу Франко: ножки в цемент. Или нет, можно придумать и кое-что получше, специально для тебя». Трудно было понять случившееся: в полиции, в каждом штате, у них сидели свои осведомители, и вдруг такая неожиданность! Проклятье, ФБР создает новое отделение, а дон Ансельмо уже слишком стар, чтобы держать руку на пульсе. И им теперь приходится за это расплачиваться. В общем-то, все можно было объяснить, кроме одного: как полиции удалось проникнуть в резиденцию дона Ансельмо без единого выстрела?! Этого он не мог понять.

Каллаген, словно разгадав его мысли, объяснил:

— Вас интересует, как я сюда проник? Очень просто. Два года назад из тюрьмы в Чикаго вышел ваш приятель, некий Ломбарди. Мы следили за «уважаемым», и он привел нас сюда. Два года велось наблюдение за домом, участком автострады, пока не появились  такие серьезные и солидные люди как вы. Я знаю, что по крайней мере, один из вас «капо мафиозо». Он расскажет мне то, что я хочу знать, а знать мне хочется очень многое — я любопытен от природы.

Витторио обессилел, мысли его путались. Этот проклятый полицейский, с холодным взглядом и мягкими движениями профессионального убийцы, был прав. Работа действительно была неплоха: Бог мой, два года!  Неожиданно на ночном столике затрещал телефон.

Каллаген достал револьвер, подошел к кровати и, приложив дуло к виску дона Ансельмо, приказал:

— Сними.

Бросив на него презрительный взгляд, старец отвернулся к стене. Телефон продолжал надрываться.

Тогда инспектор спокойно скомандовал:

— А ну, тащите того, лысого! Только быстро!

На лестнице загремели торопливые шаги, и в комнату втащили шефа телохранителей дона Ансельмо — Андрее Риджи Он был бледный, из под пиджака текла кровь.

— Сними! — рявкнул Каллаген. — Быстро, если хочешь жить!

Андреа поднял трубку. Потом он растерянно повернулся к инспектору и проговорил дрожащим голосом:

— Просят вас.

Каллаген подошел к телефону.

— Инспектор Каллаген... так точно, господин полковник, все в полном порядке... да... что?! Но, шеф... шеф, послушайте же ради бога... если мы их передадим сейчас этим умникам в управление, то конец, все будет как всегда: процессы, освобождение под залог, старые трюки... нас снова надуют, шеф!.. сейчас не сороковые, а семидесятые….. Я понимаю, господин полковник, но у нас есть шанс, ничего подобного не было уже столько лет! Шеф, оставьте их мне на неделю... шеф, четыре дня, всего на четыре дня... умоляю вас, в понедельник я доставлю их в Карсон-Сити. Если я проиграю, то готов взять всю ответственность на себя — вы меня знаете! Но я не проиграю, здесь верный выигрыш, клянусь вам!.. Шеф, умоляю, дайте мне эти четверо суток... так точно, благодарю вас, шеф.

Положив трубку на рычаг, Каллаген вытер со лба пот и приказал своим людям:

— Отведите их вниз.

На первом этаже Витторио увидел врача и всю охрану дона Ансельмо. Они стояли лицом к стене, опираясь о нее поднятыми руками. Полицейские приказали врачу отправиться к умирающему, а «горилл» по одному вывели из салона. Им троим приказано было сесть в кресла и ждать. Витторио закрыл глаза. Давно уже он ничего не боялся — это все вокруг боялись его. Но теперь он вдруг припомнил, что такое страх.

Каллаген устроился напротив них, за письменным столом черного дерева, погасил в пепельнице окурок и сказал:

— Вы слышали: у нас есть четыре дня и четыре ночи. За эти четверо суток я узнаю от вас все об организации. Я буду вашим исповедником, а эта комната — исповедальней. Чем быстрее вы это поймете, тем лучше для вас! Кто начнет?

Избегая смотреть на него, все трое молчали. Витторио подумал, что комедия эта не может тянуться слишком долго, — он не сомневался, что весь спектакль рассчитан на запугивание и что их вот-вот заберут отсюда, чтобы перевезти в Карсон-Сити. Уж там-то он сумеет связаться со своим адвокатом! Вдруг он услышал: «Может, ты?», и заметил, что инспектор смотрит в его сторону.

— Я уже говорил, что не имею ничего общего с мафией и что все это похоже на трагическую ошибку. Ваше поведение противозаконно, нам даже не предъявили ордера на арест. Вы ответите за это — в нашей стране есть еще справедливость!

Каллаген скользнул по его лицу ироническим взглядом.

— Ордер на задержание буде вечером. Знаете…  я всю жизнь работаю в полиции, начинал с рядового, и у меня хватило времени наглядеться, как вы превращаете справедливость в проститутку. Четверо суток вам не дадут ни есть, ни пить, по ночам вас будут поливать водой. Даю вам несколько часов на размышление. Если вы не решитесь, вечером мои ребята приступят к делу.

Инспектор встал и, ни на кого не глядя, вышел. Они остались  сидеть  в своих креслах. Не смотрели на друг друга и молчали. Витторио решил , что прошло минут сорок, но, когда он отогнул манжету у рубашки, удивлению его не было предела — пролетело уже более четырех часов! Полицейским принесли горячую пищу. Витторио не чувствовал голода, а только сухость в горле. Перед этим зашел инспектор  спросил:  готовы ли они. Ответом служило молчание.

Вечером его отволокли в подвал и жестоко избили. Заслоняя лицо руками, он изо всех сил старался не кричать. После очередного удара в желудок, Витторио потерял сознание.

Очнулся он в своем кресле, в салоне. Одежда и лицо его были мокрые. Первое, что он заметил, был полицейский, поливающий из кружки бесчувственного Франко. Полицейские менялись каждые два часа и регулярно поливали их водой. Витторио дрожал от холода, белье его прилипло к телу, по коже бегали мурашки. Подобное, видимо, испытывали и остальные пленники — он слышал, как зубы Джулиано выбивали дробь.

Утром появился Каллаген и коротко спросил:

— Хватит с вас?.. Начнем?

Они ничего не ответили.

Полицейские завтракали и обедали в салоне, поглядывая при этом на них с явным удовольствием. Витторио, как ни странно, все еще не чувствовал голода. Жажда тоже больше не мучила его: он слизывал влагу с рук и сосал мокрую рубашку — этого вполне хватало. Только в животе вдруг начались сильные боли и оттуда, снизу, подкатывалась к горлу тошнота.

После полудня, когда Каллаген вошел в какой-то там очередной раз, Франко взмолился:

— Господин инспектор... пожалуйста… дайте что-нибудь поесть, я умру без еды... вы не можете так поступать — это бесчеловечно...

— Могу, уверяю тебя, я могу это еще двое с половиной суток, — прервал его стоны Каллаген. — А способ, каким вы приканчиваете свои жертвы, человечен?  Мне нужны  показания — и получишь жратвы сколько влезет.

Каллаген отвернулся и вышел.

Витторио подумал, что если бы такие люди, как этот фараон, входили в мафию, до провала бы дело не дошло. Он восхищался Каллагеном и одновременно ненавидел его. Он ненавидел многих людей в своей жизни и многих из них убил, но до сих пор он никого так не ненавидел и никого так сильно не желал убить, как этого человека. Перед его глазами возникали кровавые картины, он придумывал для инспектора самые различные виды казни, один страшнее другого, и все они казались ему недостаточно жестокими.

К вечеру его начали беспокоить ноги. Они немели. Он пробовал шевелить пальцами, но это не помогало. Тогда он встал.

— Тебя посадить, или сам сядешь?!

Полицейский шагнул к нему, и Витторио поспешно упал в кресло.

Когда опустились сумерки и их снова было собрались отвести в подвал, Франко заскулил:

— Нет, не-еет!!! Я буду говорить, я все скажу!

Витторио и Джулиано догадались, что задумал Франко, и тоже согласились дать показания. Каллаген вызывал их по одному в соседний кабинет, нажимал клавишу кассетного магнитофона и слушал. Витторио говорил почти целый час. Сообщал какие-то липовые адреса, названия и фамилии, пока, наконец, его воображение не иссякло. Потом, в Карсон-Сити, когда их вызволят из-под власти этого садиста, он, конечно, от всего отречется. Это была отличная идея.

Когда они опять собрались в салоне, Франко спросил инспектора:

— А еда? Вы обещали... Если мы скажем...

— Я выполняю свои обещания, но я не обещал, что позволю себя одурачить. Если вы рассказали правду, то скоро получите свою жратву.

Каллаген вышел, и Витторио вдруг осознал, что идея вовсе не была так хороша, как ему показалось вначале. Инспектор, без сомнения, передаст информацию по телефону, и агенты быстро ее проверят, хотя бы частично. А этого будет достаточно. Он догадывался, что сделают с ним через несколько часов. Всю ночь их мучил яркий свет люстры, а откуда-то из-за дверей долетал до них дикий, полный безграничной боли вой парня из личной охраны дона Ансельмо.

Их избили на рассвете. У Джулиано распух глаз, а Франко, которому сломали палец на левой руке, протяжно стонал. Голод все сильнее давал о себе знать, и Витторио теперь чувствовал его так же остро, как и двое остальных.

После полудня в салон вошел инспектор Каллаген. По его усмешке Витторио вдруг понял, что произошло нечто, в корне меняющее ситуацию.

— Я догадывался, что вы важные птицы, но что такие важные, мне и в голову не приходило, — сказал Каллаген, потирая руки. — «Гориллы» Ансельмо раскололись. Да еще сразу двое! Итак, я нанес вам визит в момент коронации, один из вас несостоявшийся «капо ди тутти капи». Спешу вам сообщить, что трон свободен: дед отдал концы. Врач уверяет, что в этом виноват я, но это наглая ложь — он сам себя доконал. Ему не хотелось говорить, поэтому он не получал пищи. Вот до чего доводит упрямство!

Каллаген  хрустнул костяшками пальцев.

—Господа «капо», условия игры меняются!  Вечером вам дадут бумагу и ручки, и вы напишите все, что знаете о мафии. Это будет конкурс — победитель выигрывает жизнь. Прежде чем покинуть этот дом, я произведу отбор. Вы все тысячу раз заслуживаете смерти, но один из вас будет нужен живой, как приманка и помощник в дальнейшем ходе следствия. Тот, кто напишет больше всех, правдивее и подробнее всех, останется в живых. Но только один — двоих я застрелю лично. Это все.

Подойдя к двери, он обернулся и добавил все тем же своим спокойным голосом:

— Видите ли…  У меня нет выбора. Если я из вас ничего не выжму, мне нечем будет оправдаться и меня упекут за решетку.

Каллаген осторожно притворил за собой дверь, и в комнате воцарилась напряженная тишина. Первым нарушил ее Франко, умолявший полицейских помочь ему бежать за 100 тысяч долларов, — чек он готов выписать немедленно. Витторио и Джулиано добавили от себя столько же. Витторио, заметив колебание полицейских, удвоил ставку. Один из них, крупный, веснушчатый блондин, пожал плечами:

— Перестаньте бредить. То, что здесь происходит, дело Каллагена, мы только выполняем приказы, за это нас никто не осудит. Мне не нравится все это, но мое дело слушаться... Если мы возьмем деньги, Каллаген нас прикончит. Он нас и  под землей нас найдет.

Витторио достал чековую книжку. Она была мокрая, со слипшимися листочками.

— Я готов вам выписать чек, если вы скажете, что здесь творится. Действительно ли он собирается нас убить?

— Не знаю. Он никогда не шутит, а кроме того...

— Что кроме того?!

— Несколько лет назад, в шестьдесят восьмом или в шестьдесят девятом, я точно не помню, вы убили его младшего брата. Парню было двадцать три года, и он впервые участвовал в облаве. Каллаген тогда чуть с ума не сошел.

Витторио уже не сомневался, что Каллаген действительно сошел с ума и что они находятся в руках безумца, который месть возвел в ранг веры. Вечером они начали писать. Витторио долго размышлял, с чего начать, в то время как Франко и Джулиано старательно заполняли страницу за страницей. Он чувствовал себя безгранично усталым, руки его дрожали, пальцы с трудом удерживали авторучку. К утру он понял, что у него нет шансов. Он моложе их, шефом мафии в южных штатах его назначили всего три года тому назад, да и дон Ансельмо не питал к нему того доверия, что к двум другим «капо». Поэтому он знал меньше, чем они.

Когда на рассвете Каллаген вошел в комнату, Франко и Джулиано были готовы, а Витторио сказал:

— Осталась последняя фраза.

— Пожалуйста, — усмехнулся Каллаген.

Витторио взял авторучку и на чистом листе бумаги написал несколько слов, которые не отважился бы напечатать самый смелый порнографический журнал в мире.

Инспектор собрал листки и вышел. Витторио откинулся в кресле, вздохнул. Ему стало легче, страх прошел, он даже сам не знал почему. Теперь ему только хотелось забыться, заснуть, как можно скорее заснуть. Ровно в полдень Каллаген вошел в салон с револьвером в руке. Лицо его перекосилось от ярости.

— Я проверил ваши байки! Вы снова решили меня обмануть, подонки!!!

Первая пуля досталась Франко. Франко свернулся, как кокон, и мягко осел на пол. Джулиано вскочил, закричал «неее!..» и упал навзничь с простреленной головой. Затем Каллаген подошел к Витторио, поднял его за полы пиджака и толкнул к лестнице, ведущей наверх.

— А тебя за твою писанину я прикончу там, и так легко, как эти, ты не отделаешься!

Витторио с трудом поднимался по ступенькам, ноги и все тело его ужасно болели. Инспектор распахнул дверь в спальню босса, и потрясенный Витторио Матта увидел перед собой живого и невредимого дона Ансельмо, который сидел со стаканом молока в руке. Каллаген подошел к кровати, почтительно поцеловал руку старца.

— Все? — прохрипел дон Ансельмо.

— Да, падре, все.

— Спасибо тебе, Тони, ты молодец.

Дон Ансельмо снял трубку и набрал номер. Витторио догадался, что босс звонит шефу тайной карательной группы, которая должна была проследить за исполнением его решения о наследнике. Старик говорил тихо, часто останавливаясь:

— ...Это ты, Луиджи?.. Это Ансельмо. Слушай меня внимательно... Франко и Джулиано предатели, их нет... с этой минуты будете слушать Витторио, с этой минуты он «капо ди тутти капи»... Ты понял меня?.. Живи с миром...

После этого он протянул Вито крестик, и тот поцеловал его. У дверей его ждали доктор  дона Ансельмо, и свита.

— Я осмотрю вас.  Внизу вас ждет сухая чистая одежда, и накрыт обед….

Спустя час Витторио вызвал на виллу своих телохранителей.

— Я уезжаю, — сказал он Тони, — увидимся в Далласе.

— Надеюсь, вы не сердитесь на меня, дон Витторио, — усмехнулся Тони. — Я вынужден был устроить этот маскарад, так пожелал наш падре.

— Я понимаю, не волнуйся, отдохни. Кстати, где мой пистолет?

— Пожалуйста, — Тони сунул руку в карман, — не разряжен.

Дон Витторио не спеша взял оружие, молниеносно взвел его и всадил две пули в живот человеку, который мучил его семьдесят часов и которого он возненавидел, как никого на свете. В ту же секунду его «гориллы», выхватив из-под плащей автоматы, уложили всю охрану и доктора дона Ансельмо. Пока его отряд расправлялся с  остальными  мафиозо в полицейских мундирах,  Витторио Матта поднялся по лестнице, отворил дверь спальни и с удовольствием разрядил пистолет до конца.

                                                                                                                                                                         Вальдемар  Болдхид. 1974. Варшава.               

"Серый"

— Паш, слышь, что ли, Паш? Вроде ходит кто под окнами-то, а?
— Да спи, ты. Нужна ты кому — ходить у тебя под окнами….
— Нужна — не нужна, а вроде есть там кто-то. Выглянул бы — мало ли.
— Отстанешь ты или нет?! Был бы кто — Серый давно бы залаял. Всё тебе чёрте что чудится. Спи, давай.
— Не кричи. Серёжку разбудишь. А Серый твой — пень глухой. Крепче тебя ночами спит. Сторож называется.

Если бы пёс, по кличке Серый, мог усмехаться – усмехнулся бы. Но усмехаться пёс не умел. Он просто вздохнул. Вот ведь вздорная баба: пень глухой. И ничего он не глухой. Даже наоборот – только слух у него и остался острым. Зрение подводить стало, да сила былая куда-то утекла. Всё больше лежать хочется и не шевелиться. С чего бы?
 А под окнами нет никого. Так, капли с крыши, после вечернего дождя, по земле да листьям постукивают. Ну, не облаивать же их?
 Пёс опять вздохнул. Свернувшись калачиком в тесноватой будке, положив голову на обрез входа в неё, он дремотно оглядывал ночное небо. Сколько лет зимы сменяются вёснами, вёсны — днями летними душными, потом осень приходит — всё меняется, только ночное небо над головой остаётся неизменным. Днями-то Серому некогда в небо пялиться — забот по двору хватает, а вот ночью… Ночью можно и поднять взгляд от земли.

Интересно всё же, хозяин как-то сказал, что и на небе собаки есть. Далеко, правда, очень — в созвездии Гончих Псов. Сказал да и забыл. А Серому запомнилось. Вот и смотрит он ночами в небо, пытаясь тех псов углядеть. Да видно и впрямь они далеко — сколько лет Серый смотрит в звёздное небо, а так ни одного пса и не увидел. А как бы интересно было бы повстречаться! На этот случай у Серого и сахарная косточка в углу будки прикопана. Для гостей.

Неожиданно для себя, он поднял голову к небу и пару раз обиженно гавкнул. Где вы, собратья небесные?

Женский голос:
— Паш, Паша! Да проснись же ты! Серый лает. Говорю же тебе, кто-то бродит у дома. Выдь, поглянь.
 Мужской голос:
— Господи, что ж тебе, дуре старой, не спится-то?!

Заскрипели рассохшиеся половицы, на веранде вспыхнул свет. Над высоким крытым крыльцом отворилась входная дверь. В её проёме показалось грузное тело хозяина.
 Позёвывая и почёсывая сквозь синюю просторную майку свой большой живот, отыскал взглядом пса.

— Ну, чего ты, Серый, воздух сотрясаешь?

Пёс вылез из будки. Виновато повиливая опущенным хвостом, таща за собою ржавую цепь, подошёл к крыльцу.

— Не спится? Вот и моей старухе тоже. Всё ей черте что чудится. Эх-хе-хе.

Покряхтывая, хозяин присел на верхнюю, не залитую вечерним дождём, ступеньку крыльца.

— Ну, что, псина, покурим? Да вдвоём на луну и повоем. Вон её как распёрло-то. На полнеба вывесилась.

Пёс прилёг у ног хозяина. Тот потрепал его за ушами и раскурил сигарету. По свежему прозрачному после дождя воздуху потянуло дымком.

Серый отвернул голову в сторону от хозяина. Что за глупая привычка у людей дым глотать да из себя его потом выпускать? Гадость же.

Небо крупными желтовато-белыми звёздами низко висело над селом. Далёко, за станцией, в разрывах лесопосадки мелькали огни проходящего поезда. В ночной тишине хорошо слышны были перестуки колёсных пар о стыки рельс.

Прошедший вечером дождь сбил дневную липкую духоту, и так-то сейчас свежо и свободно дышалось.

— Хорошо-то как, а, Серый? Даже домой заходить не хочется. Так бы и сидел до утра. Собеседника вот только нет. Ты, псина, покивал бы мне, что ли, в ответ.

Серый поднял голову и внимательно посмотрел хозяину в глаза. Странные всё же создания — люди, всё им словами нужно объяснять, головой кивать. О чём говорить-то? И так ясно – хорошая ночь, тихая. Думается, мечтается хорошо. Без спешки.

Пёс, звякнув цепью, снова улёгся у ног хозяина.

— Да-а-а, Серый, поговорили, называется. А ведь чую я — понимаешь ты меня. Точно, понимаешь. Ну, может, не дословно, но суть ухватываешь. Я ведь тебя, рожу хитрую, давно раскусил. Вишь, какой ты со мною обходительный, а вот бабку мою — не любишь. Терпишь — да, но не любишь. А ведь это она тебя кормит и поит. А ты её не любишь.

Ну, не люблю и что теперь? Хуже я от этого стал? Службу плохо несу? Эх, хозяин…
          Это она с виду ласковая да обходительная, на глазах. Знал бы ты, какая она злющая за спиной твоей. Думаешь, почему у меня лапы задние плохо двигаются? Её заботами. Так черенком от лопаты недавно отходила – два дня пластом лежал. А тебе сказала – отравился я, когда чужие объедки съел. Да и чужие объедки я не от большой радости ел – она ведь до этого два дня меня голодом на цепи держала. Да приговаривала: «Чтоб ты сдох скорее, псина старая». А ты: любишь – не любишь. С чего б мне её любить-то?!
          Ты-то, хозяин, хороший. Добрый. Вот и думаешь, что все кругом добрыми должны быть. А так не бывает. Хотя это ты и сам, видимо, знаешь, да вдумываться не хочешь. Наверное, тебе так проще. Только такое добро и во зло бывает. Когда злу ответа нет, оно и творит дела свои чёрные. Да что уж теперь, жизнь прошла, какие уж тут счёты…

— А, помнишь, Серый, как ты на охоте меня от кабана-секача спас? Тебе достался его удар клыками. До сих пор удивляюсь, как ты выжил тогда — ведь я твои кишки по всему лесу собирал… Да-а-а. Не ты бы — меня бы тогда и отпели.

Помню. Как не помнить. Я ведь тоже думал — хана мне. Не оклемаюсь. Не успей ты меня к ветеринару привезти.
        Да много чего было, разве всё упомнишь. Ты ведь тоже меня не бросил, когда я ранней осенью под лёд провалился. Дурной я тогда был, молодой. Не знал тогда, что вода может быть стеклянной. Вот и узнал. До сих пор вижу, как ты, словно большой ледокол своим телом лёд взламывал, ко мне пробивался. Я-то ничего, быстро отлежался, а тебя ведь еле откачали. Я, хозяин, всё помню. Потому и хорошо мне с тобой. А вот в твоих, хозяин, семейных делах – я не судья. Хорошо тебе с твоей старухой, значит всё правильно. И жизни тебя учить — не моё собачье дело.

— Слышь, Серый, жизнь-то наша с тобой под уклон катится. А, кажется, что и не жили ещё. Как думаешь, долго мы ещё красоту эту несказанную видеть будем?

Не знаю. Ты, хозяин, может, и поживёшь ещё, а мои дни-то уж на излёте…

Какой-то лёгкий еле ощутимый шорох заставил пса поднять голову. По небу, в сторону земли, вдоль Млечного пути, бежали три больших собаки. Мелкими переливчатыми звёздочками искрилась их шерсть, глаза горели жёлтым огнём.

Вот, значит, вы какие, собаки из созвездия Гончих псов. В гости бы зашли, что ли…

Собаки словно услышали его мысли. Через мгновение они впрыгнули во двор и остановились рядом с лежащим Серым.

— Здравствуйте, братья небесные. Я так долго вас ждал.
— Здравствуй, брат. Мы всегда это знали. Мы за тобой. Пришёл твой срок уходить.
— Куда?
— Туда, куда уходят все собаки, завершив свой земной путь — в созвездие Гончих псов.
— У меня ещё есть немного времени?
— Нет. Ты здесь, на земле, всё уже завершил. Ты достойно прошёл земное чистилище. Ты познал всё: и любовь и ненависть, дружбу и злобу чужую, тепло и холод, боль и радость. У тебя были и друзья и враги. О чём ещё может желать живущий?
— Я хочу попрощаться с хозяином.
— Он не поймёт.
— Поймёт.
— У тебя есть одно мгновение.

Серый поднял глаза на сидящего на крыльце хозяина. Тот, притулившись головой к балясине крыльца, смотрел в небо. Ощутив взгляд пса, обернулся к нему.

— Что, Серый, плоховато? Странный ты какой-то сегодня.

Пёс дёрнул, словно поперхнулся, горлом и выдавил из себя: «Га-а-в…», потом откинул голову на землю и вытянувшись всем телом, затих…

— Серый? Ты что, Серый?! Ты чего это удумал, Серый?!

Серый уходил со звёздными псами в небо. Бег его был лёгок и упруг. Ему было спокойно и светло. Он возвращался в свою стаю. Впереди его, показывая дорогу, бежали гончие псы.
Он  оглянулся. Посреди знакомого двора, перед телом собаки, на коленях стоял хозяин и теребил его, пытаясь вернуть к жизни.

Ничего, хозяин — не переживай. Мне было хорошо с тобой. Если захочешь вспомнить меня, погляди в звёздное небо, найди созвездие Гончих псов, и я отвечу тебе.

                                                                                                                                                                                                  © Андрей Растворцев

Проза

Количество противников Трампа, которые появились ещё два года назад на территории  США, за это время увеличилось и перешагнуло  на новые континенты и страны. Ни для кого не секрет, кто это инициирует, подпитывает и развивает. Это серьезные финансовые группы в США и Европе. И в принципе понятно, что они там делят в первую очередь не безопасность Мира, а бабки. ( В принципе если даже начать слегка разбираться, быстро выяснится , что все  действия Трампа конструктивны: например что бы союзники и партнеры не  использовали США как «дойную корову». Это наезды на Китай,  «дайте нам у вас торговать, либо платите  пошлину за то, что торгуете у нас» Это наезды на Германию «какого хера мы вас прикрываем, а вы покупаете газ у РФ, а не у нас». Или в плане безопасности. Трамп в отличии от предшественника, который преступно разморозил счета Ирана и  вернул им 150 млд $, сразу вышел из ядерной сделки с Ираном.  А Ким Чен Ыру сделал предложение «от которого трудно отказаться»  и рзрядил обстановку на  Корейском полуострове.... но это ведь так… фигня…. никому  из многочисленных, рядовых противников Трампа, даже не приходит в голову опускаться до таких «мелочей» как и задать самим себе вопрос: Когда? Как? и Где?  нанес  вред США и Миру Трамп.)
Теперь прочтите ещё раз сначала и ответьте на вопрос, сколько в моем тексте агрессии против  критиков Трампа, а сколько стремлений к объективности.
Ок. Продолжу.
Большинство моих френдов из постсоветского пространства закономерно интересует Трамп только в разрезе противостояния с Россией. Поэтому конечно все ждали от Трампа резких движений на пресс-коференции,  (ибо что происходило на самом деле мы узнаем косвенно позже по изменениям и новостям из разных точек Мира, где пересекаются интересы США и РФ). Так вот, я не меньше вас ждал, что он начнет  говорит резко про Крым, Боинг, Украину, Грузию, Иран, Сирию…. Не стал.  (Я догадываюсь почему,  но сейчас говорить об этом бесполезно, подождем  время и посмотрим).
Но дело даже не в этом. Предположим я согласился с вами, он не оправдал надежд, и вы хотите, что бы его убрали   объявили импичмент. И вот мы все, всей толпой  "погасили" Трампа. Нет его. И…   Что дальше ? Придет Хилари которая делала перезагрузку с Лавровым? И…  Встретится  с Путиным, проведет  жесткую пресс-конференцию  ( хотя о чем они договорились, мы так же будем потом узнавать) И….  Дальше то что? Или если не Хилари, то кто? До сюда  многочисленные рядовые противника Трампа не думали? Нет, высшие реальные противники Трампа про это уже думали  и  планы построены, но понравятся ли их планы вам? Вы уверенны, что они хотят обуздать  Путина? Или Иран? Или обуздать неконтролимую миграцию.  Они вас просто добавили к огромной армии остальных трампофобов,  раскачав максимально косяки Трампа на  нашей больной теме, по поводу этой пресс-конференции. Внушив вам,  что Трамп продал вас Путину. Вы, правда, думаете, что Шварцнейгеру  упрекающему в видеообращении  Трампа в слабовольности, в другое время было бы дело до этой пресс-конференции и вообще до диктатора Путина. В другое время он вообще в  принципе не прочь был бы к съездит к  Путину в гости как Сигал или ВанДам.

Я вот не призываю вас ни к чему радикальному, я призываю вас к объективности, встряхните головой и ответьте ещё раз сами перед собой:  Когда? Как? и Где?  нанес  вред США и Миру Трамп, и Когда? Как? и  В чём?  он сделал что то полезное для Путина. И надеюсь вы быстро поймете, что вы просто статисты, массовка для тех, кому единственным он и принес вред, тем, что спутал все карты своей победой в 2016 году.

ИМХО немного про  Трампа. Совершенно точно, что этот (хоть и с бзиками), но не зиц-председатель какой ни будь группировки, как его предщественник. Относится он к своему президентству с тем восторгом и серьёзной важностью, с каким  например, 12 летний мальчик отнесется к  тому, что ему доверят командование отрядом «морских котиков». Это хорошо видно по его походке, поведению  и физиономии на разных международных встречах, когда он важно задирает нос.
Но дело не в нём.
Для меня пожалуй  все изменилось. Подтвердилась неприятная догадка,  которая на мой взгляд по масштабу намного важнее, чем Трамп, Путин, Хилари…. И пост по сути не про них.  Мне интересна сама ситуация. Никогда не думал, что технология внушения настолько крутая, всепроникаюшая, и масштабная штука. Где бы взять такие таблетки противоядие от неё,  хоть в Гималаи сваливай.
Кстати вычислить кто зомбирован от объективно мыслящего очень легко. У первого агрессия, у второго разочарование. Самое интересное когда  спорят два зомбированных: один например зомбирован извне, другой зомбирован своей же  симпатии к объекту спора. Логики и здравый смыл просто игнорируются. Эмоции и агрессия доминируют.

Но любопытство все равно сильнее, очень интересно, кем же все таки Трамп окажется: фраером или удальцом. Как никак, он фактически на посту самого главного человека планеты. Но кем бы он не оказался, это все равно не отменяет фабулы того, о чём пост, то есть реальной возможности факта массового оболванивания мирового обывателя.

Грузия.

Не будем кривить душой.
В Грузии,  все  до последнего человека , прекрасно, понимают, какой феномен случился в 2004 году с ними. Но что бы это ещё четче понять, я применю  один из приемов  «ТМВ»,  под названием  зеркальное отражение.
Итак представим,  что это произошло не с нами, а с нашими соседями.
Сидят нищие грузины, без света, газа, с вымогателями гаишниками, смотрящими  криминалами… и с завистью смотрят как:
В соседней Армении прилетает  из Америки молодой образованный юрист, и скоро становится президентом. Истребляет криминал и коррупцию, выгоняет российскую базу из Гюмри, Армения быстро преображается. Появляются свет, газ, на улицах патруль из молодых армян в «американской форме». Ереван становится красавцем-городом. Армения начинает  занимать верхние строчки во всевозможных рейтингах. Мир начинает говорить об Армении, её ставят в пример остальным. И кульминацией в 2005 году в Ереван прилетает Джордж Буш и выступает перед ликующим  многотысячным митингом.
Далее грузины ещё больше охреневают:
В 2008 году РФ нападает на Армению. Армянская армия подготовленная и оснащенная США, в течении 5 дней планомерно  отступает  выигрывая время,  а армянский «командос»  берет в плен командующего армией вторжения. За это время в Армению прилетают пять европейских  президентов, а американская армия выдавливает русских из Армении.
Грузины всем населением начинают молится  Богу «Боже почему такая благодать  для них, а  не для нас).
Меж тем в Армении начинаются  волнения, бывшие коррупционеры, криминал, пророссийские провокаторы начинают выводить народ на улицы против президента реформатора…
Грузины сжимают в гневе кулаки « расстрелять этих гнид…»
В Армению прилетает российский олигарх из ГазПрома и обещает всем раздать по миллиону, сделать бесплатной ЖКХ, аннулировать долги по кредитам и ипотекам. И армянский народ в 2012 году выбирает президентом его.
Грузины  неистово машут руками армянам и крутят пальцем у виска.
Сегодня Армения в застое, экономика и уровень жизни падают. Главные реформаторы посажены по надуманным обвинениям а  президент реформатор  сотворивший это чудо изгнан из страны. Олигарх  роет к своему дворцу канал  из  Севана, а во  власти министрами становятся  армяне из России.
Грузины  от души говорят армянам « Братцы, вы ипанулись. Вот если бы у нас был бы такой шанс, мы бы точно его  НЕ ПРОСРАЛИ БЫ КАК ВЫ»

В чем тут парадокс. Почему с другой башни это смотрится дико, даже для самого простецкого обывателя, и почему в своей башне даже  здравомыслящие,  даже сегодня,  порой несут совершенно не подтвержденную фактами чушь о том, что Миша устал, или Миша не устал, но его партия измельчала, сдулась, рассорилась, скурвилась….  и прочее.

Итак по порядку. Но после прочтения или ещё лучше до прочтения нижеприведенного текста желательно просмотреть фильм который  я залил на фесбуке, откуда вы пришли по ссылке. Это фильм про технологию внушения, которая в Грузии сработала на все 100% ( хотт прямо сейчас   в учебники заноси). Суть технологии  в двух словах. Если шесть  человек вокруг вас говорит на белый шар, что он черный, то вы неизбежно ( за редким исключением), тоже скажете что он черный. Всего лишь вопрос времени. Чем авторитетнее говорящие  для вас, тем быстрее вы с этим согласитесь.  Именно таким способом профессиональные полит-технологи,  задолго до выборов начали заражать   большую часть Грузии мемом отвращения и ненависти к националам. Именно поэтому ответ и был всегда «это все знают».  Население действительно верило, что Сандра торгует органами, жена Вано дипломами,  а Миша  не пропускает ни одну юбку. В то время когда многочисленные  «волонтеры» по много раз в день  распространяли это на улицах, в такси, у подъездов, на застольях…  Миша  отмахивался от тех,  кто  ему предлагал меры по контр-противодействию,  фразой «Да люди сами своими глазами увидят все наши хорошие преобразования».  Нет, Михаил Николозович, не увидели, ибо мозги у них уже были заполнены другой информацией.  Кульминацией же зомбирования масс  ненавистью и отвращением к ЕНД и Мише  стали  постановочные  кадры «а ля веники».
Эта технология продолжает работать и сейчас.
Чем отличаются единомышленники живущие ( переехавшие) в Грузии от остальных в эмиграции? На них воздействует информационная среда. И воздействует в разы больше чем на нас. Ибо больше контактов, а  контакты более доверительные ( родственники, соседи, друзья, одноклассники). Правило технологии внушения  «шестеро говорят на белое-черное, а седьмой соглашается», в Грузии действую железобетонно и неотвратимо.
Профессионально  мониторящие  окружающую ситуацию,  политтехнологи   Бидзины Иванешвили  сотворили  новый мем « Миша и ЕНД конечно были крутыми когда спасали и построили Грузию, но сегодня они выдохлись, перессорились, испортились, постарели, поглупели, и вообще они без Миши  ноль, а Миша…..  тоже  выдохся, постарел, поглупел…(см. выше).»  Кроме того постоянно вбрасываются прежние, но слегка видоизменённые мемы « конечно они молодцы, но не все так гладко и чисто было  тогда, в королевстве «датском».  Из последних, что я услышал, это то что радиостанция где Сандра Руфолс  вела передачу «классическая музыка», была вынуждена откатывать бешеные деньги ей за участие. Мем   «Сандра торговала детскими органами»  хоть  сильно и отличается  уровнем идиотизма от мема  «Сандра брала за передачу деньги»  но по предназначению   одинаковы. Скомпрометировать. И второй мем гораздо опаснее, ибо если в первый ни один разумный Грузин, находясь в здравом уме не поверит, то второй точно отложит у себя в уме ( мало ли чего). И обязательно при случае, поделиться с остальными, такой креативной и скараберзной  сплетней. Всё. Цепная реакция запущена. Очень много мемов запущено про Вано Мерабишвили и Бачо Ахалая. Типа молодцы ребята, много чего полезного сделали,  но нет-нет да и было там, один брал откаты у погранцов, другой слегка запускал руку в военный бюджет, после чего даже у здравомысляшего в голове фраза заканчивается так « да чего уж там, конечно чудили»
Половина здравомыслящих грузин, считают нормальным, и в моменте даже модным и креативным произносить бред типа: ГМ вчерашний день, но и ЕНД позавчерашний, что народ типа уже перерос и ГМ и ЕНД,  типа  поумнел, сам может  самоорганизовываться, и прекрасно обойдется без наци. Типа вон на Руставели все было нормально, пока «наци»  все не испортили.  Ребята кто вам в голову эти установки   вложил? Откуда?  Вы что? В самом деле, думаете, что митинг в поддержку Саралидзе сумели организовать  его соседи и родственники.  Лучше оглянитесь и вспомните от кого вы эти заумные формулировки слышали? кто вам его сказал? А ещё подумайте кому от этого польза, в продвижении мема среди населения, что ЕНД и Миша сегодня уже списаны?  Что народу не нужны уже политики, народ сам.....  Все это вышеперечисленное ведет к сохранению статус-кво Бидзины.
Выбросьте все это из головы и запомните, сегодня нет никакой иной силы которая развернет Грузию опять в правильном векторе кроме «националов», у которых есть четкое понимание что надо делать (вернее ещё проще, что надо продолжать делать). Нет никого лучше лидера  Грузии чем Миша.  Грузии как раз очень нужен  в это непростое время нарастающего шухера в Мире, именно такой, на короткой ноге со многими мировыми лидерами, в частности с неоконами из  правого  крыла республиканцев-ястребов.  А главное имеющего большой авторитет  в их глазах,  своей  принципиальностью,  неподкупностью и надежностью. Под него  не то что «джавелины», а возможно и прямой военный договор с США  подготовят. И с Трампом у него вреде как тип-топ.  И поэтому все наши размышления и моделирования способов как через популизм, через третью силу и прочее… это всего лишь способ как этих мудаков-националов  выпустивших власть из рук, опять вернуть на рабочее место, что бы они и вели Грузию в правильном направлении. А там глядишь и возвращение для сухумских на горизонте замаячит