проза

Собака   Нодар Думбадзе.

История эта началась в августе сорок первого и закончилась два года спустя.
      ...Суровое дыхание войны наше село почувствовало уже через месяц. Большинство мужчин, в том числе и мой отец, были призваны на фронт, и  так получилось что амбары  во многих домах опустели уже в августе, а в нашем доме и того раньше...
      Измученный водянкой мой дед Спиридон дни и ночи просиживал у камина, и все заботы по хозяйству легли на мои плечи.
      25 августа был съеден последний кусок мчади ( кукурузной лепешки). Дед извлек из стенного шкафа закупоренную кочерыжкой десятилитровую бутыль с водкой и сказал:
      - Положи в корзину, ступай в Чохатаури и обменяй на пуд кукурузы. Того, кто предложит меньше, облей этой самой водкой, разбей бутыль и возвращайся домой... Водка тутовая, и в ней восемьдесят градусов, надо ж понимать...Ступай!

  ... Разбивать бутыль мне не пришлось. На базаре нашелся ценитель водки, который вмиг оценил достоинства моего товара. Он без лишних слов отсыпал мне в мешок пуд отборной желтой кукурузы, всунул в карман красную тридцатку, погладил по щеке и велел явиться на следующей неделе.
      Спустя минуту я стоял в столовой напротив базара.
      - Котлеты есть? - спросил я буфетчика.
      - А деньги у тебя есть? - в ответ спросил буфетчик.
      - Есть!
      - Сколько?
      - Тридцать рублей!
      - Покажи!
      - Вот!
      - Садись, сейчас принесу!
      - Три порции! - сказал я, снял со спины корзину и присел к столу.
      - С картошкой или с макаронами?
      - Две порции с макаронами и одну с картошкой. Каждую отдельно.
      - Лимонаду сколько?
      - Тоже три! - ответил я и заранее отпустил пояс.
      Буфетчик подозрительно взглянул на меня, но промолчал. Скоро он принес  и поставил на стол три тарелки с котлетами и три бутылки лимонада. Взял тридцатку, пощупал, посмотрел ее на свет, потом распахнул грязный халат, расстегнул карман еще более грязной блузы и опустил ее туда.
      - Смотри не лопни - улыбнулся он и ушел.
      В столовую забрела длинная, приземистая, тощая рыжая  собака с ввалившимися боками. Она несколько раз прошлась по комнате, искоса поглядывая на меня, потом, осмелев, подошла ближе. Пожалев котлетку, я бросил собаке макаронину. Она на лету схватила ее и проглотила. Я бросил еще. Через минуту, решив привлечь мое внимание, собака несмело тявкнула.
      - Вон отсюда, паршивая! - прикрикнул на собаку буфетчик.
      - Как ее звать? - спросил я.
      - А черт ее знает!
      - Чья она?
      - А я почем знаю. Пошла вон! - замахнулся на собаку буфетчик.
      Поджав хвост, собака бросилась на улицу.
      ...Покончив с едой, я взял свою корзину и направился к двери.
     При выходе из столовой я увидел давешнюю собаку - опасливо оглядываясь, она приближалась к двери.
      Не успел я сделать и десяти шагов, как услышал душераздирающий визг и вой собаки. Затем она промчалась мимо меня, бросилась в воду под мостом, тут же вскочила на берег и с жалобным тявканьем стала кататься в песке.
      Я обернулся к столовой. В дверях стоял буфетчик с котелком в руке. Из котелка поднимался пар.
      - Ошпарил собаку? - спросил я.
      - Нет, чуть подогрел ей лапы! - глупо улыбнулся он.
      - Осел ты! И отец твой осел! - крикнул я.
      Буфетчик остолбенел. С минуту он молча глядел на меня, наливаясь злобой, потом поставил котелок на землю, засучил правый рукав и медленно направился ко мне.
      - Подожди-ка меня там! - прохрипел он.
      Я спокойно снял со спины корзину, нагнулся и поднял с земли здоровенный камень.
      Буфетчик остановился словно вкопанный. Он постоял, потом покачал головой и убрался восвояси.

      Собака лежала под мостом , уткнувшись ошпаренной мордой в передние лапы, и жалобно скулила. Увидев меня, она умолкла, потом негромко заворчала. Я подошел ближе, пригляделся. Правя лапа бедняги также ошпарена.
      - Ну-ка дай поглядеть на тебя! - сказал я и присел перед ней на корточки.
      "Эх, что это вы со мной сделали!" - всхлипнула она. Из левого, неповрежденного глаза собаки текли слезы. Я снял рубашку, разорвал ее пополам, смочил в воде и перевязал собаке глаз, потом лапу. Почувствовав облегчение, она благодарно взглянула на меня. Искалеченный пес подполз ко мне и ласково ткнулся мордой в мои колени...

      - Что это такое?! - удивленно воскликнул дед, когда я завел во двор пса.
      - Собака! - ответил я.
      - Дрянь какая-то, а не собака! - плюнул дед.
      - Ничего не дрянь! Это буфетчик ее ошпарил кипятком!
      - Заслужила, значит. Ворюга!
      - Голодная она! - вступился я за собаку.
      - Ну-ка сними тряпки!
      Я снял повязку, и дед осмотрел собаку.
      - Мда-а, не вовремя ее ошпарил душегуб! В жару раны заживают долго... Принеси-ка масло, смажем ей больные места... Ну, лапу-то она сама себе вылечит, а вот с глазом...
      ...На другое утро в нашем дворе уже раздавался собачий лай. Несмело и негромко, но собака лаяла...
      Как только мы ее не называли - Джек, Джульбарс, Беляк, Мурка, - собака не отзывалась ни на какую кличку. Тогда мы решили звать ее просто Собака. Спустя месяц у нее зажила лапа, затянулась рана на морде, ошпаренные места покрылись новой густой шерсть. И стала она веселой и красивой собакой, каких и вовсе не было на селе.
      Особыми талантами, сказать по правде, она не отличалась, но вообще-то соображала неплохо: детей и женщин не трогала, среди всех деревенских кур хорошо отличала нашу единственную несушку и даже оказывала ей благосклонное покровительство. Что же касается мужчин - кроме меня и деда, она не признавала на селе ни одного мужчину. Я был уверен - ненависть к мужскому полу вспыхнула в Собаке в день, когда буфетчик так безжалостно ошпарил ее.
      Соседи часто жаловались деду:
      - Что же это получается, Спиридон! Уже и в гости к тебе нельзя зайти! И где ты его откопал, паршивого пса! Птичку к дереву не подпустит, проклятый! Прогнал бы его к чертям или хоть посадил на цепь, что ли!
      Дед только улыбался. Он так подружился с собакой, что прогнал бы из дому скорее меня, чем ее. Собака чувствовала это. Изредка, когда я ходил в лес за дровами или ночью - на мельницу, она шла со мной, охраняла, все же остальное время лежала в ногах у деда и с благоговением ждала его приказов, глядя на него грустными влюбленными глазами. Стоило упасть с дерева яблоку или груше, Собака срывалась с места и, рыча и опережая  свинью, мчалась к дереву, хватала плод зубами и приносила деду. Дед ласково гладил ее по шее, потом очищал плод, съедал его, а кожурой угощал Собаку. И она ела кожуру тех же яблок и груш. А как Собака умела слушать! Пожалуй, она была единственным существом, способным часами внимать деду, в сотый раз рассказывавшему одну и ту же историю. И чем длиннее бывал рассказ, тем внимательнее слушала Собака, и глаза ее словно просили деда: "Ради бога не пропусти ни одного слова!"
    Иногда это был просто  диалог.
      - Эх, дружок, кабы не эта проклятая война, разве пришлось бы тебе жрать гнилые груши?! - говорил Собаке дед, печально качая головой.
      - Вот именно! - согласно кивала она.
      - Небось ты вкус мяса забыла, бедняжка? - спрашивал дед.
      - Увы, забыла! - вздыхала Собака.
      - Ничего, все уладится, - успокаивал ее дед, - вот появится скоро отец Гогиты - Арсен, присмотрит за нами. А? Как ты думаешь, ведь присмотрит? - Собака не знала моего отца, но все же утвердительно кивала головой. Дед продолжал: - Кончится же когда-нибудь война, будь она проклята!.. И хворь моя пройдет. А? Пройдет ведь?..
      Так сидели они часто на балконе, грелись на солнышке и думали: дед - об окончании войны, о возвращении сына, Собака... Собака, наверно, думала о мясе...
      Ну, а во всем остальном наша Собака вела себя как все собаки на свете. Ночь спала на дворе. Считала обязательным своим долгом лаем откликаться на крик петуха, мяуканье кошки, вой шакала. Ворчала на полную луну.  Улаживала свои любовные дела. Подняв лапу, мочилась в огороде на свежезеленевшие грядки сельдерея. И еще: услышав, как где-нибудь начинала вопить и причитать несчастная женщина, получившая похоронку на мужа, сына или брата, поднимала вверх морду и разражалась жалобным воем.

      22 августа 1943 года ночью село взбудоражили собачий лай, грызня и вой. Была случная пора, и поэтому особого внимания на шум никто не обратил.
      Утром Аслан Тавберидзе нашел у родника растерзанного пса. Для случной поры это тоже не было явлением необычным. Труп зарыли.
      В полдень в селе появился незнакомец, разыскивавший свою собаку. Его направили к Аслану. Пришел туда и я.
      - Кирилле Мамаладзе из Хеви, - представился он.
      - Очень приятно. Чем могу служить? - вежливо спросил Аслан.
      - Собака у меня пропала... Сказали, будто вы сегодня зарыли какую-то...
      - Точно. Мы и зарыли - я и этот парень. А что, разве не следовало этого делать?
      - Что вы, наоборот, спасибо за хлопоты. А место показать можете?
      - Пожалуйста.
      Мамаладзе отрыл труп собаки, пригляделся.
      - Моя! - заявил он уверенно.
      - Желаете перенести останки? - улыбнулся Аслан.
      - Не до шуток мне! - отмахнулся Мамаладзе. - Вчера она покусала моего ребенка, а потом сбежала. На пастеровской станции велели принести голову собаки, чтобы сделать анализ мозга. Если, не дай бог, окажется, что она была бешенной, придется делать ребенку сорок уколов. Представляете себе? Сорок уколов! Дитя и так еле на нагах держится!
      Мамаладзе вздохнул и достал из мешка топор.
      Я быстро отвернулся и пошел домой.
      Выслушав мой рассказ, дед невольно поморщился.
      - Нехорошее это дело! - сказал он и взглянул на беззаботно развалившуюся у его ног Собаку.
      Вечером зашел к нам сосед Бадриа и попросил у деда ружье.
      - Зачем тебе ружье, Бадриа? - спросил дед.
      - Застрелить свою собаку.
      - В чем она провинилась?
      - А ты разве не знаешь? Вчера чья-то собака напала на наших собак. Да ты же слышал, парень, что сказал хозяин того пса! Ребенка, говорит, покусала.
      - Но он не говорил, что собака бешеная! - ответил я.
      - Дурак! Разве нормальная собака тронет хозяйского ребенка? - спросил Бадриа.
      Я промолчал.
      - Для такого дела я тебе ружье не дам! - отрубил дед.
      - Чем же ее убить?
      - Это твое дело.
      Бадриа ушел.
      - Ночью запри пса в сарае! - приказал дед и ласково погладил Собаку.
      Первый выстрел и душераздирающий визг собаки раздался во дворе Аслана Тавберидзе.
      - Какое сегодня число? - спросил меня дед.
      - Двадцать третье августа.
      - Наступила Варфоломеевская ночь! - проговорил дед.
      За первым выстрелом последовали второй, третий, четвертый... Со всех сторон доносились звуки выстрелов, лай и вой собак, крики мужчин, вопли женщин, плач детей, мычание скота. Громыхнуло во дворе соседа Бадриа, затем - у Алистарха и наконец грянуло под боком, у соседа Макариа. Визг собаки оглушил меня.
      - Несчастная собака!.. Пока Макариа перезарядит свою допотопную кремневку, измучается животное - простонал дед и закрыл уши дрожащими руками.
      Целый час продолжалось это неслыханное, безжалостное истребление собак. Целый час гудело и шумело село. И все это время наша Собака, запертая в сарае, со злобным лаем и рычанием бросалась на дверь, скребла ее когтями.
      Постепенно все стихло. Грохнул вдали последний выстрел, и наступила мертвая тишина.
     - Все. Кончилось... Боже великий, прости нам грехи наши тяжкие... - вздохнул дед.
      ... Наступило утро.
      Пропел петух.
      Замычала корова.
      Заблеяла коза.
      Закудахтали куры.
      Из-за Концхоулы поднялось солнце.
      Все было как обычно, и все же то утро было необычным.
      Селу чего-то не хватало - незаметного, обыденного, но привычного, близкого, родного чего-то. И когда на проселочной дороге между изгородями показался Аслан Тавберидзе с топором на плече и за ним вприпрыжку не бежал его вислоухий Тузик, я понял: этой неотъемлемой частью, этой плотью от плоти и кровью от крови села был лай собак - обыкновенных сельских дворняжек.
      Утро 24 августа 1943 года в моем селе наступило без собаки...

      ...Весь день наша Собака не выходила за калитку, не ела, не лаяла. Она лежала у ног деда с закрытыми глазами и вытянутыми лапами. Если б не равномерно вздымавшийся и опускавшийся живот, Собаку можно было принять за мертвую.
      - Ну, как она? - спросил я деда.
      - Переживает вчерашнюю ночь, - ответил он. - Ничего, скоро все забудет. - Он погладил Собаку. Она не шелохнулась.
      Под вечер опять появился подвыпивший Бадриа.
      - Добрый вечер, Спиридон! - поздоровался он.
      - Здравствуй, Бадриа! - ответил дед, но во двор гостя не пригласил.
      - Спиридон! - начал Бадриа смущенно. - Народ... того... недоволен... Во дворе Спиридона, говорят, вчера не было стрельбы...
      - А что, разве кончилась война? Или вернулся мой Арсен? Или вчера была новогодняя ночь? В честь чего бы мне стрелять? - спросил дед.
      - Спиридон, не обижай село ради собаки... Убей пса. У нас ведь собаки были не хуже твоей. Или ты думаеш нам не было жаль своих, но бешенство, дети....
      - Нет, Бадриа, не бывать тому, чтобы у моего гроба не выла собака!
      - Смотри, Спиридон! Не дай бог, если твой пес взбесится и покусает моих детей.... пробурчал  Бадриа и ушел, пошатываясь.

      ...Было около полуночи, когда в дальнем конце нашего двора раздались подряд два выстрела. За ними последовал жалобно-злобный лай собаки. Вскочив с постели, я схватил ружье и помчался к месту выстрелов. Кто-то быстро продирался сквозь кусты. Потом я услышал шаги убегавшего человека.
      Собака лежала у плетня и тихо скулила. Я взял как смог ее на руки и  вернулся в дом. Дед успел зажечь коптилку и теперь сидел на козьей шкуре у камина. Он осмотрел рану Собаки, пробыл ее спиртом, посыпал табаком и крепко перевязал.
      - Ничего страшного, - сказал дед, - кость не задета.
      Он вопросительно взглянул на Собаку. Собака выразительно взглянула на деда.
      - Кто стрелял? - спросил меня дед.
      - Не знаю...
      - А она знает! Знает, да не может сказать! - Дед покачал головой и смахнул слезы с глаз Собаки.

      Утром дед попросил вывести его на балкон. Собака, хромая, поплелась за дедом и улеглась у его ног.
      Наш дом стоял на пригорке. И теперь дед осматривал село так внимательно, словно видел его впервые. Он долго молчал, потом обернулся ко мне и тихо сказал:
      - Правы они, сынок... нельзя ради собаки обижать село... не так легко им было своих псов убивать, но  дети  свои ещё дороже, боятся они из нашего пса..... Возьми ружье, прихвати Собаку и ... Только выйди за село, чтобы я ничего не слышал...
      Я замер, но ослушатся деда не мог.  Потом вынес из комнаты ружье, обвязал веревкой шею Собаки и потянул. Собака не сдвинулась с места.
      - Идем, Собака! - Я еще раз потянул веревку.
      Собака умоляюще взглянула на деда.
      - Иди, иди с ним, Собака! - сказал дед и закрыл лицо руками...
      Мы пересекли село, свернули с шоссе и пошли по тропинке, спускавшейся к реке по сланцевому склону горы.
      Собака, прихрамывая, покорно следовала за мной и за все время ни разу не взглянула на меня.
      Мы подошли к реке. Я снял веревку с шеи Собаки и присел на большой валун. Холодный пот градом катился по моему лицу, сердце гулко стучало. Успокоившись немного, я снял с плеча ружье. Тогда Собака подняла голову и уставилась на меня добрыми печальными глазами. Я  отвернулся,  вынул из ружья обе гильзы и швырнул их в реку.
      Тяжелый камень свалился с моих плеч. Я встал, глубоко вздохнул и потянулся. Собака несмело подошла ко мне, и лизнула руку.
      - А теперь ступай, Собака! Иди спокойно, мирно, не лай и не огрызайся на людей и вообще старайся избегать их. Чего доброго, примут тебя за бешеную и убьют. На селе не показывайся! Слышала, что сказал дед: нельзя ради собаки перечить народу! Нельзя! Но я все же обману деда! А ты иди и не возвращайся ради бога в село! Быть может, ты и вправду бешеная! Не бери греха на душу! Ну, ступай, хорошая моя!...
      Не знаю, поняла ли меня Собака, но когда я пошел обратно, она осталась сидеть на месте...
      - Ну, что? - спросил дед.
      Я молча снял с плеча ружье и протянул его деду. Он открыл затвор, посмотрел на свет через каналы стволов.
      - Вот что я тебе скажу, сынок: если ты всегда будешь поступать так, трудно тебе придется в жизни...
      ...Отсутствие собак очень быстро сказалось на село. Спустя неделю, ночью, шакал задрал в хлеву козу Эквтимэ Сирадзе.
      Еще через три дня из чьего-то курятника лиса утащила двух кур.
      Потом кто-то начисто опустошил десятипудовый квеври Аслана Тавберидзе.
      В один прекрасный день корова Бердзенишвили обглодала в нашем дворе четыре привитых деревца, - дед прямо-таки позеленел от обиды.
      Вслед за этим из села бесследно исчезли дойная корова Нины Дзнеладзе и племенной бычок Сипито Матиташвили.
      Однажды ночью, воры из  амбара Кирилле Титмерия унесли восеь пудов отборной кукурузы.
      Народ взвыл. Начались крики да ругань, подозрения да намеки, стали судить да рядить, дело дошло до матерщины.
      Дружное до сего времени село,  до предела было взбудоражено.

      15 октября хлынул ливень, какого давно не помнили в наших краях. Мельниц, стоявших на Губазоули, как не бывало, - унесло их взбушевавшейся рекой.
      16 октября дед велел мне сходить на чудом уцелевшую мельницу в Горабережоули.
      К полуночи моя кукуруза была смолота. Я взвалил на спину мешок с мукой и собрался было уходить, как вдруг дверь мельницу отворилась и на пороге появился  Кирилле Мамаладзе, тот самый хозяин бешенной собаки.
      - Здорово, Теофан! - приветствовал он мельника. Меня Кирилле не узнал.
      - Как поживает ваш ребенок? - спросил я Мамаладзе.
      - Какой ребенок?
      - А тот, которого покусала бешеная собака.
      - А-а-а, вот ты о чем! Собака-то оказалась здоровой!
      - Что вы сказали?!
      - Ничего особенного! Собака не была бешеной...
      - Не была бешеной!.. А вы... А они... Стыд и срам вам, Кирилле Мамаладзе! Стыд и срам! - выпалил я и, словно подкошенный, опустился на мешок.
      - Теофан, чей этот невежа? - спросил удивленный Мамаладзе мельника.
      - Чей ты, парень? - спросил мельник меня.
      - Ничей! - отрубил я и, не попрощавшись, вышел из мельницы.
      Весь день 17 октября я раздумывал - рассказать деду о встрече на мельнице или нет. Наконец решил, что говорить об этом деду не стоит.
      18 октября дед не захотел вставать с постели.
      20 октября он попросил меня остаться дома.
      25 октября у деда опухли правые рука и нога.
      27 октября он позвал меня и вручил ключи от ларя.
      28 октября дед усадил меня напротив себя на низеньком стульчике и сказал:
      - У всего на свете есть начало и конец, сынок... Не сегодня, так завтра наступит и мой конец... Это очень страшно - идти, не зная, куда. И потому не совру - боюсь я смерти... но ты не бойся, сынок!.. Если там, на том свете, нет ничего, то и бояться тогда нечего! А если смерть - это лишь преображение человека, тогда тем более нет основания для страха. Я вернусь в этот мир, вернусь в другом обличье - деревом, травой, птицей, собакой... И всегда я буду с тобой!...Я никогда не оставлю тебя одного! Знай, сынок, что бы тебе ни доставило тепло и радость, - будь то даже простой камень, - это буду я, твой старый дед. Поэтому ты никогда не считай себя одиноким и не бойся одиночества... Об одном тебя прошу - не покидай наш дом, не дай погаснуть нашему очагу!.. Вернется твой отец - он должен найти здесь огонь, кусок мчади и стакан вина. Об остальном он позаботится сам... вот уже неделю мне снятся покойники, а твой отец ни разу не приснился. Значит, жив он! Сохрани ему, сынок, родной дом и доброе имя!.. Будет конец и войне! Войну начинают люди, и люди же положат ей конец. Быть того не может, чтобы война одолела человека... А теперь иди, принеси дров побольше...
      В ту ночь я не спал. Дед молчал, не отрываясь глядел на пылавший в камине огонь и чему-то улыбался.
      29 октября ему стало плохо. Я приподнял его в постели и обложил подушками.
      - Идет, идет она, благословенная, но очень уж медленно идет... - проговорил он.
      30 октября дед снова подозвал меня:
      - Приготовься, сынок... Завтра она дойдет до сердца... Ты не волнуйся... Все, что нужно, сделают соседи... Жаль только, нет у нас в доме женщины, некому оплакать меня.
      1 ноября в полночь дед слез с постели и стал посреди комнаты.
      - Гогита, я увидел её - произнес он со страшной скорбью в голосе.
      - Кого, дедушка? - спросил я, вскакивая с постели.
      Дед навалился на стол, потом стал медленно сползать вниз и вдруг опрокинулся навзничь.
      - Дедушка! - крикнул я. Дедушка!
      Дедушки больше не существовало.
      Все произошло так, как хотелось моему доброму, мудрому деду...
      Я оделся, открыл все двери и окна и вышел на балкон.
      Наступило утро 2 ноября.
      На холодном и блестящем как зеркало небе одна за другой гасли звезды.

      Я спустился во двор, босиком прошелся по росистой траве. Холодная дрожь пробежала по телу... Шумели неубранные стебли кукурузы... Проходя мимо грушевого дерева, я машинально нагнулся, подобрал и откусил грушу и только тогда почувствовал, что во рту у меня пересохло.
      Спокойно, не спеша я распахнул ворота пересек дорогу, подошел к соседскому плетню и позвал:
      - Маргалита!
      Никто не отозвался, было еще очень рано. Я позвал громче.
      Скрипнула дверь, и на балкон вышла заспанная женщина.
      - Кто там?
      - Это я, Гогита!
      - Чего тебе?
      - Спустись во двор, дело у меня.
      - Ты что, пьян, парень?
      - Умер дедушка, Маргалита... И некому его оплакать... Я прошу тебя...
      - Да что т говоришь!
      - Да, умер дед. Прошу тебя, Маргалита, не откажи...
      Не сказав ни слова, Маргалита - непричесанная, босая - сбежала вниз по лестнице. когда мы подошли к нашему дому, я пропустил ее вперед.
      Маргалита поднялась на балкон, повернулась лицом к деревне и распустила волосы...
      Дедушку хоронили в воскресенье, 4 ноября 1943 года.
      Народ стал подходить после полудня. Шли группами - про признаку родства или местожительства. Перед каждой группой следовали плакальщицы и двое детей со стружковым венком в руках.
      Мои ближайшие соседки, взявшие на себя все хлопоты по устройству похорон, оплакивали скорее меня, чем деда:
      - Несчастный мА-а-льчик, как же ты проживе-ешь один-одине-е-е-шинек, сирота бе-е-едненький!...
      Я стоял у дверей с черной повязкой на руке и степенно, без слез и стонов, отвечал на рукопожатия соболезнующих.
      Балкон, двор и даже дорога были полны людей. Стояли, судачили, делились новостями, спорили, кое-где даже смеялись...
      Вдруг в толпе что-то произошло. Сперва она зашумела, потом наступила мертвая тишина. Люди расступились, и в образовавшемся коридоре показалась лохматая, грязная, с приставшими к шерсти шариками чертополоха Собака. Не глядя на людей, не обращая ни на кого внимания, Собака проследовала через весь двор, поднялась на балкон и заглянула в дедушкину комнату. Не найдя там никого, она вошла в зал, приблизилась к гробу, встала на задние лапы, передними уперлась в тахту, вытянула шею и... замерла. Долго смотрела Собака на спокойное, доброе и красивое лицо деда, потом повернулась, подошла ко мне и молча улеглась у моих ног.
      - Слава тебе господи! - вырвалось у кого-то.
      В этот момент в комнату вошел Бадриа. Увидев лежащую у моих ног Собаку, он вздрогнул, но быстро овладел собой и с приличествующим обстоятельствам выражением лица направился ко мне. Собака  вскочила, ощетинилась, оскалила зубы и глухо зарычала.
      Бадриа отступил, Собака сделала шаг вперед.
      - Но, но, пошла! - проговорил побледневший Бадриа.
      Собака глядела на него налитыми злобой глазами.
      - Дай же поплакать над человеком! - попытался улыбнуться Бадриа.
      Собака зарычала громче и приблизилась к нему.
      - Скажи ей что-нибудь! - повернулся ко мне растерявшийся Бадриа.
      "А она знает! Знает, да не может сказать!" - вспомнил я слова деда и сказал:
      - Бадриа, уйди из моего дома!
      "Если ты всегда будешь поступать так, трудно тебе придется в жизни", - вспомнил я ещё деда, и все же повторил:
      - Уйди, Бадриа, из моего дома.
      Бадриа ушел.

      Утром меня разбудил какой-то шум. В одном белье я выскочил на балкон.
      - Гогита, уйми проклятую собаку, чуть не загрызла нас! - кричали пришедшие за стульями соседи.
      ...Я окинул взглядом свое село.
      Над домами вились легкие белые струйки дыма.
      Пели петухи.
      Мычали коровы.
      Блеяли козы.
      Кудахтали куры.
      Из-за Концхоулы поднималось солнце.
      Тело мое наполнилось теплом, и в ушах зазвонили веселые колокола.
      В моем дворе лаяла собака.
 

Абхазия

Возрождение Рая.
Напишу честно и максимально прямолинейно.
По мне, так я не представляю себе Абхазию без абхазов. Это было бы неправильно ни с геополитической, ни с этнографической, ни с моральной точки зрения и контрпродуктивно в первую очередь для самих грузин. Попробую успеть пояснить, пока мои эмоциональные легкоранимые земляки не начали кидать в меня камни.
Итак.
Сегодня самым парадоксальным и удивительным образом Реальность сложилась так, что оказалось, что единственный шанс абхазов сохраниться как этнос, это в составе Грузии. Всем остальным, заинтересованным в этом регионе геополитическим "игрокам" и международному бизнесу, апсуа в этом краю совершенно не нужны ( ни как государство, ни как население даже ). Если раннее "геополитические региональные игроки" (в первую очередь Турция), и обдумывали как-то в своих целях использовать местных туземцев, то те сделали все, что бы доказать, что они ненадежны, недоговороспособны и бесполезны.
Ситуация изменилась. Теперь «Игрокам» предпочтительнее иметь дело с грузинами на легализованной теми территории Абхазии (тем более, что, грузины очень приятно удивили Мир). «Игроки» знают что при грузинах, инвестиции в Абхазию это «большой куш ( см. Батуми), и беспокойство в виде абхазов (которые могут опять выкинуть какой нибудь "номер" как в 1992), им совершенно не нужно. Для "Игроков" вообще было бы идеально если Абхазия от абхазов была бы жестко зачищена руками грузин, а Они за это ещё и свысока пожурили бы грузин (за этот типа устроенный геноцид) и вообще получили бы такой некий "козырь", припоминать этот косяк грузинам, когда нужно.
Но это не нужно самим грузинам.
Грузинам нужны абхазы, и в первую очередь именно как этнос. Несмотря на предательство ( это пожалуй самое точное слово) грузины никогда не оспаривали и даже сегодня не оспаривают право абхазов жить на этой земле. Грузины не будут их ни выселять, ни истреблять, ни угнетать, ( они никогда не делали Это и раньше, им просто это никогда не было нужно). Поэтому им не зачем Это делать и сейчас. Им не нужно в будущем позорное клеймо виновника исчезновения апсуа, на территории Абхазии (как РИ по поводу убыхов, или США по поводу индейцев). Зачем грузинам вечное историческое обвинение в геноциде апсуа в Абхазии. Поэтому абхазы в Абхазии грузинам нужны ( я уж не говорю что за этой сухой бестрастной официальной причиной стоит ещё и воссоеденение родственников, соседей, близких...).

Кто считает, что это не так, можете ниже в коментариях привести аргументы.

А ещё у меня огромная просьба к тем, кто считает меня своим единомышленником.
Разделяйте пожалуйста "мух от котлет". Не надо опускаться настолько, что бы смеяться над абхазскими обычаями или носом абхазской снегурочки. Поверьте, этот нос ничем не отличим от менгрельского, кахетинского, гурийского.. носов. Антропология у нас одинаковая. Как впрочем и история, поэтому и обычаи тоже не сильно различаются.
У меня к ним претензии совершенно другого порядка, которые абсолютно четко понятны всему Миру, и эти претензии не к абхазскому этносу, а к совершенно конкретным персонам и индивидам ( что к местным, что к пришлым из наемников). И которым пощады от меня в зависимости от моих возможностей НЕ БУДЕТ, ибо их надо наказать максимально демонстративно жестоко ( ничего личного, всего лишь превентивные меры, что бы предотвратить будущие жертвы, ибо потенциальные будущие отморозки у которых ещё только-только начинают чесаться руки к чужому, после таких наглядных экзекуций двадцать раз подумали: А стоит ли это, того).

И под конец несколько слов непосредственно к моим землякам по ту сторону Ингури. В этой ситуации, вы меня все больше удивляете и ставите под сомнение ваши умственные способности. Вы не можете не видеть, как плохо для вас складывается геополитическая ситуации. Да и внутри у вас полная деградация: уровень жизни и мораль катастрофически падают.
Это именно вам в первую очередь налаживание отношений с грузинами в десятки раз нужнее и жизненнее чем непосредственно грузинам. Но Вы с еще большим остервенением на общих интернет-площадках продолжаете "жечь мосты и загонять себя в угол" (во истину когда Творец хочет наказать людей он отнимает у них разум. Очень жаль).
Вы не можете не понимать что предположительное, но неотвратимое возвращение беженцев и восстановление грузинской юриспруденции в Абхазии будет не на ваших условиях, и конечно с применением силы. Ибо «доброе слово и танки, убеждают лучше чем только доброе слово». А уж стрелять по танку или нет, вам выбирать. Только не забывайте, что операция будет проходить под максимально широким патронажем Международного сообщества, и первый же ваш выстрел превратить вас из сепаратистов в террористы.
Конечно вы также отлично понимаете, что после этого начнется передел всей частной недвижимости и инфраструктуры края. Трофейное придется возвращать, бизнес-сделки по объектам инфраструктуры буду аннулированы. Собственно этого вы и боитесь больше всего, а не того что всю нацию расстреляют или депортируют ( в это вы и сами не верите, ибо хорошо помните менталитет соседей грузин).
Так что придется дорогие мои, кое кому чужое отдать, а кое кому и за решетку сесть ( все же лучше, чем к расстрельной стене вставать, нее?).
Ну а дальше....Конечно вряд ли вы повсеместно будете соседями грузин, скорее всего компактно поселитесь в своих традиционных местах между Гаграми и Н. Афоном, но время лечит. Конечно, вам дадут полноценное гражданство Грузии с равными правами и обязанностями. Конечно вашим детям будут доступны социальные лифты карьеры. В здравомыслящем государстве человеческим генофондом не разбрасываются. А в здравомыслящем Грузинском государстве будут только рады, и горды своей толерантности, если окажется что выдающийся грузинский военный оказался этническим абхазом, или министр здравоохранения или кто ещё….
Мотайте на ус.

Грузия

ГРУЗИНСКИЕ СКРЕПЫ

Как то, у кого то,  в комментарии я написал что в деле возвращения беженцев в Абхазию и вообще решения грузино-абхаской проблемы, для меня не имеет  значение кто там первые на этой земле были: грузины, абхазы, армяне или марсияне.  На что тут же получил  оборотку, типа как  я смею, …ибо   «данные исторического  происхождения, это справедливый аргумент борьбы за свою землю».                                                        
Ну что тут скажешь?
А
Чингачгуку помочь не желаете "господа патриоты"?  Индейцы там точно были первые. Помогите им там  провести на  СВОЕЙ земле  этночистку «прашютистов» и построить  их индейский апартеид на месте США
Так вот хочу разъяснить свою позицию раз и навсегда.
В  современном  Мире,  эту архаичную  формулу «данные исторического происхождения, это справедливый аргумент борьбы за свою землю».                  может произнести либо клинический идиот, либо хитрожопый ура-патриот .
Для меня факт того, кто там в Абхазии был первым имеет всего лишь историческое-познавательное значение, мне очень интересна история моего края, (наиболее интересные я тоже здесь выкладываю тут,).  Но для большинства моих земляков,  история  является предметом  «меряния пиписьками», ( и они делают это   по сугубо практичным для себя соображениям). 
По каким ? Поясню доступно. 
Нация которой нечем гордится в настоящем, всегда ананирует по прошлому. Ибо современников трудно обмануть про сегодняшнюю реальность, все все видят.  То ли дело сказки из прошлого.
Но казалось бы причем тут Грузия.  С 2003 по 2012 Грузины сотворили такое,  что переджокерит все достижения истории Грузии вместе взятые (включая золотой век царицы Тамар). О Грузии заговорил Мир, ЕЁ СТАЛИ СТАВИТЬ В ПРИМЕР.  Но ура-патриоты из подвида оцнебистов,  не считают это достижением, ибо с 2003 по 2012  они были  лишены  возможности паразитировать на Грузии. Поэтому они и придумали свои «духовные грузинские скрепы» ( на манер русских скреп)   что бы увести тему в тысячелетние дебри истории, которую сами то толком не знают, но где болтун точно всегда победит.  Ооо…они из штанов буду выпрыгивать лишь бы подчеркнуть этим, что они типа патриотичнее остальных ( а что больше им остается делать?)
На самом деле расчесывать тему кто был первый,  это чистой воды Троллизм.  Это троллить и тормозить все проблемы Грузии. Ибо дает отличный шанс троллям увести в бесконечные исторические лабиринты и нескончаемые споры. " Мы были..нет мы были.....поэтому Абхазия наша,..нет наша...."
На самом деле я буду аргументировать свое возвращение не тем, что когда то какие то предки грузин были здесь первыми. У меня более актуальные и понятные современному Миру железобетонные аргументы. И наказывать мародеров и трофеистов надо не потому что они по национальности абхазы и были вторыми, а потому что они именно мародеры и трофеисты ( в том числе и этнические грузины среди них). Абхазские тролли закидывают им эту приманку-спор кто был первым, что бы увести разговор от реальных своих преступлений против человечности, а эти  по глупости и ведутся. ( а может и не по глупости, ибо более враг  грузинцам-оцнебистам это не абахазы и даже не кремль, а Грузины которые стали менять Грузию и наступили паразитам на хвост)
До чего же и здесь должно быть примитивным мышление ура-патриота, что они больше не в состоянии сформулировать реальные аргументы, почему Абхазияя и Самачабло должны быть в составе Грузии, чем нести какую феерическую демагогию о том кто там был первым. Какое они вообще имеют отношение к «первым грузинам». Они уже давно потомки «шарикова» из собачьего сердца. Жадные, глупые, чванливые  паразиты ползающие по телу Грузии, и чуть было не пустившие Её под нож в 2012 из за своих личных шкурных интересов ( хорошо, что Миша не дал им эту  глупость сделать и выбрал меньшее зло).
Что касается нашей истории, то мне очень приятно, что Грузия оказалась родиной виноделия, что грузины были крестоносцами, что стали христианами. Я очень горжусь этим, да только какое это имеет отношение к сегодняшним социальным и политическим проблемам Грузии.  А ещё я горжусь периодом Грузии с 2003-по 2012 год которое действительно имеет прямое отношение к сегодняшней Грузии. Но не все население Грузии разделяет мою гордость, большинство срочно ищет взамен «грузинские скрепы» из истории. ( На манер как РФ уже 70 лет эксплуатирующей скрепу победы в ВОВ).
Вообще отношение граждан Грузии к событиям 2003-2012 года это своего рода тест ( как у украинцев вопрос « Крым чей»)  после чего любая полемика просто бессмысленна и неинтересна.

Россия-Грузия

СОСЕДИ ( история совместного проживания грузин и русских)

часть 3 ( 1990-....) г.

Первым президентом новой независимой Грузии стал антикоммунист и диссидент Звиад Гамсахурдия.  Эти его качества были закономерно востребованы на этапе выхода Грузии из СССР. Но после обретения независимости стали бесполезны. Нужны были реформы и контакты с Западом. Нужны были грамотные экономисты, талантливые дипломаты, неподкупные  силовики. Тогда таких не то что  не было, про  таких даже не знали, что они нужны.( это мы сейчас после Миши  знаем). Впрочем, Звиаду даже не дали успеть, об этом подумать. Грузинам  даже не дали опомниться. Спешили очень. СССР быть может и распался. Но силовая часть СИТЕМЫ  по инерции продолжала работать, исполняя прежние заложенные тактические задачи и цели. Активизировался  имперский принцип « разделяй и властвуй» известный сегодня как «технология управляемых конфликтов».  И снова, как и 70 лет назад, были использованы этнические меньшинства. Первыми подняли «восстание»  юго-осетины с подачи своих  коммунистов.  ( Надо подчеркнуть, что после распада СССР только в Грузии президент был  настоящий антикоммунист и диссидент. Во всех остальных республиках,  включая и национальные автономии у власти остались советские парт-аппаратчики или «перекрашенные» как в Прибалтике).
    Осетинский конфликт сделал свое дело. На суверенную территорию Грузии  вошла  армия РФ  и  осталась в виде "миротворцев". Грузия лишилась контроля  над частью  своей территории.  Успех надо было развивать. Через всего лишь несколько месяцев, в декабре 1992 года  ( ИМХО после отмашки кураторов), командующий национальной гвардией Тенгиз Кетовани начинает мятеж. Официальный повод, свержение президента Звиада Гамсахурдия за  некие допущенные внутриполитические ошибки.  Но " пикантность"  ситуации в том, что Президент  мингрел, из субэтнической  группы грузин, которая имеет свой отдельный язык, является второй по численности в стране и проживает в регионе Мингрелия на западе, рядом с   Абхазией. Мингрелы поддержали президента. В Грузии началась гражданская война. Хаос, жертвы, разрушения. Грузия упала экономически и политически на несколько ступеней вниз. По итогам войны президент был свергнут. К власти пришел бывший её прежний руководитель  в советское время партийный функционер Эдуард Шеварднадзе. Но и он, используя свои внешнеполитические связи (наработанные  будучи в бытность  свою министром иностранных дел СССР) продолжил заигрывания с Западом: а именно использование территории Грузии как транзит между Европой и Азией минуя РФ.   В запасе у РФ была ещё одна геополитическая "мина":  абхазский сепаратизм. Опять  не дав, опомнится Грузии, через  несколько месяцев, в августе "мина" была подорвана. Абхазские сепаратисты при помощи боевиков  Конфедерации Горских Народов Кавказа ( которые впрочем  изначально самоорганизовались для требования своей  независимости у кремля, но  которых "сексоты" умело перенаправили выпустить пар в Грузию) а также отдельных частей и специалистов регулярно российской армии ( авиации, артиллерии),  в ходе воны длившейся  почти  год, установили свой контроль на этой частью Грузинского государства. Они провели этнические чистки и изгнали грузинское население, установив там режим апартеида. Итогом для Грузии стала потеря территории Абхазии и  почти 250 000 беженцев.  Грузия окончательно погрузилась в экономическую пропасть, без света, газа, тепла и порядка. Дело было сделано.  На 10 лет  РФ оставила Грузию в покое, на всякий случай дополнительно введя в 2000году ещё и визовой режим для пущего ухудшения жизни грузинского населения.
        В 2003 году в Грузии произошла революция роз. К власти пришел, энергичный, прозападный лидер Михаил Саакашвили. Он провел жесткие, настоящие реформы аналогичные Сингапурским. Страна  начал резко преображаться. Исчезли коррупция, криминал, появился свет, газ, тепло, порядок и чистота. В Грузию потянулись инвесторы. Грузия начала занимать первые строчки по легкости ведения бизнеса, низкости коррупции и высокой уличной безопасности. В Мире её начали ставить пример.  РФ встревожилась. Сильная Грузия навредила бы  внешним геополитическим интересам кремля, да и внутриполитическим социальным тоже (показывая населению «дурной пример»).   В 2005 происходит теракт в Гори у полицейского участка. В 2006 Россия вводит запрет на поставки всей грузинской продукции на её территорию, что очень больно ударило по экономике Грузии (особенно запрет «вина» и «боржоми»). В 2007 про-российские силы  на деньги кремля выводят десятки тысяч  людей недовольных  Саакашвили ( в основном потерявшие работу коррупционеры, бывшие гаишники, криминал и представители «красной интеллигенции»). Провокация удается, митинг приходиться разгонять силой. Кремлевские СМИ  широко освещают разгон на постсоветском пространстве и через свои подконтрольные инфо-каналы  на Западе. Несмотря что жертв нет, Саакашвили вынужден идти на досрочные президентские выборы. В которых побеждает. Реформы продолжаются.
    В 2008 году Россия при помощи опять же подконтрольных сепаратистов в Южной Осетии начинает гибридную войну против Грузии ( в этот раз не через "восстание коммунистов", на этот раз лидер Южной Осетии  завербованный мелкий  уголовник- браток  из Солнцевской группировки Эдуарда Кокойты начинает мелкие провокации с подрывом патруля грузинских миротворцев). Но на этот раз у Грузии хорошо подготовленная и снаряженная армия. Она за несколько часов! опрокидывает и рассеивает осетинских «трактористов и шахтеров»  и гонит их к границе. Гибридная война проваливается. Россия вынуждена официально вступить в войну. Происходит вооруженная агрессия.  80 тысячная  58-армия вместе с многими прилагающими дивизионными подразделениями и частями вторгается в Грузию через Рокское ущелье. Им противостоит 4 пехотная бригада Грузии и часть батальона спецназа  «Командо» ( всего 3500 человек)   Со стороны  Абхазии вторгается  20 тысячный контингент. Напротив них в  Кодорском ущелье находятся 2000 грузинских солдат и ещё полторы тысячи в Зугдиди. Вся  Грузинская армия насчитывает 17 000 человек, из них самая боеспособная  1 бригада  в это время находятся в Ираке в составе коалиции. ( Соотношения сил чем то напоминают  средневековые сражения грузин с полчищами персов и арабов ).
Корабли черноморского флота выходят со своей военной базы в Севастополе и двигаются к берегам Грузии. Российские ВВС начинают интенсивные бомбежки грузинских городов. ( вообще повторяется история  вторжения  Красной Армии в 1921 году). В результате пятидневных боев, грузины организованно отступают, (не попав ни в один котел) к столице Тбилиси и в районе Мцхета занимают оборону.  Одновременно грузинский спецназ  совершает налет на  командо-штабную  колонну  58 армии и полностью уничтожает её (они ищут командующего армией вторжения генерала Хрулева , но тот раненный чудом ускользает и не попадает в плен). Вмешивается Запад. Между Тбилиси и Москвой начинает курсировать  председатель Евросоюза Николя Саркози, являясь главным посредником при подписании мира. Президент США посылает военные корабли к берегам Грузии  груженные  «туалетной бумагой и водой» . Американские военно-транспортные самолеты Геркулес начинаю поставку «гуманитарной помощи» ( с этого момента ВВС РФ уходят из воздушного пространства Грузии).
Итогом войны стала потеря небольшой территории ахалгорского района, 30 000 грузинских беженцев изгнанных с территории самой Южной Осетии, (после того как их деревни полностью сожжгли  осетинские сепаратисты), и бессмысленное и бесперспективное  признание Россией Абхазии и Южной Осетии. Но главная цель РФ  не достигнута.  Саакашвили не смещён.
Грузия с помощью Запада к  2011 году полностью восстанавливает свой военный и экономический потенциал.  РФ делает ставку на  октябрь 2012 года. На это время в Грузии запланированы парламентские выборы. В Грузии анонсируется новый лидер оппозиции российский миллиардер с грузинскими корнями Бидзина  Иванишвили. Он спешно собирает коалицию из оппозиционных партий, популистки обещает электорату все и вся ( аннулирование долгов по ипотеке и кредитам, каждой деревне по миллиону, снижение до нуля оплаты коммунальных услуг….). За две недели до выборов, армия РФ проводит учения и после этого не уходит в казармы, а располагается на границе с Грузией на расстоянии суточного марша до её столицы. На деньги нового оппозиционного лидера спешно готовятся боевики. Цель и тактика просты.  Саакашвили,  используя административный ресурс  не отдаст власть. Иванишвили объявляет факт подтасовок,  объявляет себя победителем, и выводит людей на улицу для майдана. Происходят столкновения, жертвы… армия РФ по приглашению новой победившей власти приходит на помощь «братскому народу»…и надолго остается как гарант «стабильности» в стране. Реформам конец, Грузия отброшена лет на 10 назад.  Но неожиданно для всех Саакашвили объявляет себя проигравшим, и в Грузии впервые проходит демократическая передача власти. Кремль растерян,  Иванишвили  растерян…он спешно собирает команду из кого попало, (у него даже не было никакой стратегической программы, кроме невыполнимых обещаний). В результате этого политического айкидо Саакашвили  уходит «весь в белом и на коне»:  он показал Миру что он демократ и не цепляется за власть. Его слова к народу « Вы хотели Бидзину?  Я не возражаю. Получите.» Его слова к Бидзине « Наобещал? Расхлебывай!», и уезжает в Америку.  Саакашвили фактически спасает Грузию, свои реформы и её прозападный вектор: он убирает  себя как главный раздражающий кремль фактор и  грамотно превращает   Бидзину в роль громоотвода  для Грузии от напастей России. Теперь Россия не может позволить себе резких агрессивных движений против Грузии,( вроде как у власти Грузии её человек). Бидзина тоже не может себе позволить резких движений в сторону России,(народ после совсем недавней войны 2008 не поймет).  В итоге Грузия не меняет прозападный курс, на её территории продолжаются всякого рода учения Натовских партнеров. Страну не захлёстывает волна коррупции и уличной преступности. В 2017 году побиты  все предыдущие  рекорды туристического бума.

Ну и послесловие:
Сегодня отношения между русскими и грузинами на бытовом уровне относительно спокойные. В Грузию едет очень много туристов из России. Привлекает европейский уровень и одновременно дешевизна, очень комфортно что население прекрасно владеет  русским,  не обязательно знать английский.  У многих русских есть недвижимость и бизнес в Грузии. Привлекают налоговый климат, и  безопасность. Никто не придет и не отнимет дом или бизнес, включая государство. Постулат «частная собственность неприкосновенна» в Грузии намного тверже, чем в России. Грузины сегодня добродушны, немстительны, и  дружелюбны к русским. Если ( когда) в России  случится  беда, то вне всякого сомнения,  русских  беженцев  гораздо  неагрессивно и больше примут  в Грузии, чем в других республиках.
Русские когда то спасли  грузин! Теперь очередь грузин спасать русских. Сталин не в счет…а вот Миша вполне может быть. На Грузии он опробовал свои методы, на Украине отшлифует до конца. Ну и…Вот ужо он вам дорогие россияне «отомстить за всё», когда выведет Россию на первые строчки по легкости введения бизнеса, низкости криминала и коррупции, и прочих «ништяков», которыми  здравомыслящие российские туристы восторгаются  в Грузии.
А как же иначе?  Мы ведь соседи! ))

Грузия-Россия

СОСЕДИ ( история совместного проживания грузин и русских)

часть 2 ( 1900-1990) г.

В  1914 году начинается первая мировая война. Турки и Россия опять оказываются в противоборствующих союзах.  Грузия опять оказывается на линии огня. На  Закавказском фронте, боевые действия происходят в основном в Армении и северном Иране. В самый разгар первой мировой в 1917 происходит свержение монархии и Российская империя начинает распадаться.  В Грузии власть переходит к меньшевикам, возглавляемым Ноем Жордания, который  26 мая 1918 востанавливает грузинскую государственность и провозглашает Грузинскую Демократическую Республику.
В октябре 1917  в результате переворота, власть в России захватывают большевики. Они выходят из военного блока Антанты и подписывают сепаратный «Брестский Мир» , в котором одним из пунктов является  передача на юге, туркам  грузинских  территории:  часть Батумской области и  Карса. Грузины  объявляют что они отныне независимы  и не собираются его признавать. В ответ турецкие войска  внезапным броском, застав грузин врасплох   занимают   Батуми, Озургети, и Ахалцихе. ( У грузин была своя, хорошо оснашенная  армия: собственно это была частичка царской арими, солдаты и офицерв которой были этнические грузины. Но она была маленькая и конечно в размерах уступала большим регулярным частям турков). Обеспокоенны грузинские меньшевики обращаются за помощью к Германии, играющим главную роль в германо-турецком военном союзе. Грузинам  предпочтительнее быть в сфере влияния Германии, чем Турции. В мае 1918  в Грузию входят  германские войска, а уже  4 июля Грузия под покровительством Германии  подписывает  с турками  мирный договор ,( правда отдав при этом туркам, гораздо больше территории, чем было по условиям Брестского мира). Турки уходят из Батуми на линию разграничения.    После этого грузины быстро  расправляются с местными ячейками марксистов, разгромят захвативших власть в  Абхазии большевиков, и погонят их дальше,  дойдя  в 1918 году до Сочи.  Осенью 1918 года после  капитуляции Германии  в первой мировой войне, в Грузию придут англичане, которые останутся в Закавказье до 1920 года, в июне их сменят французы.   В мае этого же года  меньшевистское правительство Грузии заключает мирный договор с РСФСР.
В  феврале  1921 года  в Абхазии, Южной Осетии, Борчалинском и Ахалкалакском уездах  местными коммунистами начинается координированное Советской Россией  восстание. Воставшие обратятся  с просьбой о военной помощи к правительству РСФСР.   16 февраля 1921 года  большевики вторгаются  в Грузию. атаковав с трех сторон. 11-я  армия со стороны Армении,  9-я  кубанская армия со стороны  Сочи,  И отдельные части со стороны Владикавказа , через считавшийся непроходимым  мамисонский перевал Южной Осетии.  25 февраля после недельных боев с многократно превосходящими их силами  11 конной Красной Армии  немногочисленные грузинские подразделения  оставили Тбилиси и отступили к Кутаиси. На западе грузинам помогал французский флот, но  4 марта  пал  Сухуми, где была провозглашена советская власть. 9 марта был занят Зугдиди, 14 марта — Поти.
     В это время опять пользуясь благоприятным моментом  Турки объявил Грузии ультиматум, потребовав оставить города Ардахан и Артвин. Оказавшись под огнём с двух сторон, грузинское правительство было вынуждено уступить, и турки вошли в Грузию, заняв приграничные районы.  Они подошли  к  остававшемуся в руках грузин Батуми, к которому приближалась 18-я кавалерийская дивизия Красной Армии. Создалась возможность военного столкновения. В надежде использовать это обстоятельство грузины, хоть и не доверяли туркам,  но в надежде выиграть время, пока не подойдут французи и англичане,  7 марта достигли устного соглашения с турками, по которому те  могли войти в город, сохранив контроль над гражданской администрацией за грузинскими властями. 8 марта турки заняли оборонительные позиции вокруг города, что остановило продвижение красной армии и привело к кризису в отношениях Турции с Советской Россией. Нарком иностранных дел Чичерин передал турецкому представителю в Москве ноту протеста; тот ответил двумя нотами, в которых говорилось, что турецкая армия лишь обеспечивает безопасность местного мусульманского населения, которой угрожает советская военная операция.  Однако уже 16 марта турецкие власти заявили об аннексии Батуми, и грузинское руководство было вынуждено сделать выбор. Надежда на французскую и  британскую помощь  уже пропала; Их правительства в обмен на выгодные  торговые соглашения, уже признали официально РСФСР и подписали  с ней договор о дружбе и сотрудничестве.  После недолгого совещания Грузинские лидеры опять предпочли турецкой оккупаци, власть большевиков, и пошли на переговоры с ревкомом. 18 марта,  Жордания обьявляет трецкому генералу протест по поводу обьявления турками анексии Батуми и отдает приказ.  2 тысячи солдат грузинской армии и народной гвардии, стоящих в Батуми  под командованием генерала Георгия Мазниашвили  разоружают турецкий гарнизон.  Тем временем меньшевистское правительство и бежавшие от большивиков  знать и интеллигенция погрузилось на итальянское судно и под конвоем французских боевых кораблей покинуло страну. На следующий  генерал  Мазниашвили сдал очищенный от турков Батуми ревкому, в него вошла красная кавалерия, и там была установлена советская власть. Произошла полная советизация Грузии.

Повторилось то же самое, что и почти полтора века назад.  Оказавшись между Турцией и Россией, Грузия оказалась в последней.  Только на этот раз,  это была самая настоящая по всем международным нормам,  вооруженная интервенция и полная аннексия. По её итогам, грузинам была навязана новая марксистская идеология и социалистические  правила общественного  устройства.
*** Даже если бы, каким то чудом, Грузия отбилась бы от  Советской России, или Советы посчитали что земли по ту сторону кавказского хребта не нужны., то Турки по «закону заполнения объема»  просто дошли бы до южного подножия гор со своей стороны, и Грузия как и все Закавказье была бы оккупирована ими. (некоторые до сих пор считают,  что под турками грузинам жилось бы лучше, чем под большевиками.… у всех свои  вкусы).  А  заявлять, что Грузия могла бы  отбиться и от  Турков тоже,  и самостоятельно просуществовала бы  по настоящее время….. это я вам скажу очень смело и креативно.  В 20 веке отгремели две Мировые войны. Рушились империи,  перекраивались границы, создавались новые союзы и блоки. Государства гораздо сильнее и больше чем  Грузия, теряли территории, их делили, и им меняли правительства. Канули в лету Австро-Венгерская империя , Османская, Российская, Германская, Японская, и даже Британская империи. Появился североатлантический альянс и страны варшавского договора. И переждать это время, запертой в Закавказье между СССР и Турцией,  маленькой Грузии, в лоне одной из них, был неплохой вариант. Тем более что Советы  не стали её делить, сохранили её в прежнем виде, дали ей статус Союзной Республики и прописали юридическую возможность выхода ( что вряд ли сделала бы Турки).

Шло время.
Метрополия вбухала немало материальных и людских ресурсов, что бы поднять черноморскую часть Грузии. В Абхазии проводились  мелиоративные работы по  осушение болот для расширения  площади  под  цитрусы, виноградники, чайного хозяйства, а на побережье началось строительство здравниц и курортов. Отстраивались портовые города Поти и Батуми.
Грузины влились в  «братскую семью» народов СССР.
Они,  так же как и все остальные попала под проводимые репрессии.
Они,  так же как и все остальные участвовали в ВОВ, на фронт ушел каждый пятый.
Но в целом Грузия ( называемая тогда ГССР: Грузинская Советская Социалистическая Республика) расцветала, и достигла наивысшего периода,  как раз перед распадом СССР.  Я вот не буду сейчас намеренно говорить о цифрах:  Центр дотировал Грузию или наоборот Грузия была даже донором? Ибо это отличный повод застопорить нить рассуждения споря до хрипоты: ваши цифры враньё, наши правдивее…или…Да мы вам все там построили, нет это мы  кормили вас  мандаринами, чаем, вином,  и боржоми.
Я поступлю по другому:  просто расскажу как все тогда было, ибо уже родился, жил, и видел все своими глазами.
В эпоху позднего СССР  в Грузии был самый высокий уровень жизни. Это был маленький оазис, рай,  на всем СССР .  Быть может, все дело было в их трудолюбии? Отчасти конечно. Но  ещё лучше грузины умели  красиво петь, произносить  завораживающие тосты, пить, есть,  веселиться… но до трудолюбия японцев … нет …  не дотягивали.  И тем не менее  грузин на «волге»  было  символом богатства.  Её столица –Тбилиси, была одним  из самых  дорогих и роскошный городов в стране. Субтропические курорты, теневой бизнес, цеховики, притягивали огромные шальные деньги.  Цвела невиданная всенародная коррупция, блат и кумовство.
И одновременно с этим, грузины считали русских виноватыми  (конечно имелась в виду оккупация 1921 года ).  Это было беззлобно, дежурно, преемственно, и некритично,  но я это слышал с самого детства. Это было несколько иррационально, ибо виноватыми считали хоть и титульную нацию, но ту,  которая жила намного хуже грузин. Это было тем более иррационально,  поскольку большую часть над этой титульной нации властвовал… ГРУЗИН , который и приложил главную руку к оккупации 1921 года. Но самым иррациональным было, что этого ГРУЗИНА  приложившего руку к событиям 1921 года, грузины  с благоговением почитали…но… виноваты были  все равно русские.
       К  концу восьмидесятых  грузины подхватили модную  тенденцию, которую первыми задали прибалты.  А именно:  выход из под власти метрополии и восстановление своей государственности.  Немногочисленные  здравомыслящие предостерегали  об опасностях и трудностях самостоятельности, особенно о хлопотах  самих себя прокормить, а главное о менталитете советских людей. (Дело в том, что логично считалось что уход из СССР необходим для избавления  от уже «сидевшей у всех в печени», советской идеологии и соответствующего уклада жизни.  Но как раз таки идеология и уклад жизни с началом перестройки начали меняться.  Было свободно разрешено  частное  предпринимательство, сходил на нет дефицит,  появились свобода и гласность. СМИ и Телевидение стали интересными. Да только вся беда была в том, что на самом деле электорат  воображал  себе смену идеологии и уклада жизни,  в банальном изменении   количества и качества  гарантированной «подачки» ( к которой приучили их за 70 лет Советы) только теперь в капиталистическом исполнение,  которую они знали по зарубежным фильмам и журналам. А в случае с грузинами уже имевшими неплохую «подачку» это увеличивалось в разы). Но маховики национально-освободительного движения  в «братских республиках» уже были раскручены.   В Грузии это вылилось в трагедию 9 апреля 1989 года, когда в результате разгона митинга погибло 16 человек, что ещё больше подстегнуло  русофобию на бытовом уровне.
     В итоге, как оказалось, свободу и независимость даже не пришлось завоевывать.  Три партийных номенклатурных чиновника Ельцин, Кравчук и Шушкевич  8 декабря 1991 «беловежским соглашением»  распустили СССР.   Восстановление Грузинской государственности, провозглашенное  несколькими месяцами  раннее (9 апреля 1991 года),  спустя  ровно 70 лет, стало окончательной реальностью.
 Началось новейшее время.

*** Ну, тут спорщикам особо и негде развернуться.  русские  вяло кивнут  « Мы вам все там построили», а грузины так же лениво ответят « зато вы узнали вкус мандаринов, хорошего вина, минералки и чая.

Грузия-Россия

СОСЕДИ ( история совместного проживания грузин и русских)

Этот пост будет очень спорным, бо касается очень болезненной темы в русско-грузинский отношениях.
В сети и реале иногда  звучат обидные упреки от здравомыслящих русских (из тех кто симпатизирует Грузии, реформам Миши, и с удовольствием ездить отдыхать в Грузию) « Но ведь  русские в свое время немало сделали для грузин».
На что Грузины отвечают, «да ни хрена вы нам не сделали, делали только плохо, и если бы не вы, то мы ….».
Я прекрасно представляю, что происходит в этот момент в сознании грузин и русских, и какие рефлексы включаются,  будь они хоть трижды здравомыслящие.  Поэтому решил пройтись по этому «минному  полю»  и внести ясность для всех,  с моей "колокольни".
Я буду старатся исходить из очень явных и неоспоримых исторических фактов, и  реальных примеров. Ещё для этого придется  моделировать альтернативное развитие событий на основе логических умозаключений. Без этого просто невозможно дать оценку  тому  или иному  историческому  событию, пошло оно тогда на благо, или на худо. ( Историки любят повторять фразу « история не любит сослагательного наклонения», но ведь на то они и историки, а не аналитики ).

часть первая (1100-1900) г.
Датой  образования единого грузинского государства  можно считать  XI век.  Когда Давид IV Строитель  объединил  отдельные  грузинские царства и княжества в одно целое. Создал общую регулярную армию, реорганизовал  Грузинскую православную  церковь  и назначил её католикоса. А в  1121 разбив на голову сельджуков на  Дидгори,   отвоевал Тбилиси и перенёс туда столицу.
При царствовании его правнучки царицы Тамар на рубеже XII -XIII  веков Грузинское царство достигло наивысшего расцвета и  размера за всю свою историю.  Был завоеван весь север Персии, бывшие византийские  колонии  на юге, Ширван и Дагестан на востоке. Грузинские воины участвовали в крестовых походах  крестоносцев. Грузия  стала самым сильным христианским государством во всём Восточном Причерноморье.. А титул царицы Тамар именовался так «Царица абхазов, картвелов, ранов, кахов и армян, шахиня Ширвана и шахиншахиня, суверен Востока и Запада». В это время  были установлены первые политические и экономические связи с Киевской Русью,  в том числе и культурные: в  украшении мозаикой главной церкви Киево-Печерской лавры участвовали   грузинские живописцы.
         Такой стала  Грузия всего за два века после объединения.
Первое  реальное плохо, сделали  грузинской государственности отнюдь не русские, а монголы.  В Закавказье тогда не знали о размахе и могуществе  быстро возникшей Монгольской империи. И грузины совершили ошибку, которую чуть позже повторили русские князья. Они  посчитали , что нападение монголов было просто мимолетным набегом неизвестного степного племени, и готовились   к крестовому  походу на Иерусалим. Монголы быстро завладели половиной территории Грузии. И хотя Царь Георгий V Блистательный в 1324 году  избавил Грузию от них, их нашествия подорвали былую мощь страны.
          Следующим плохо Грузии,  сделали опять не русские, а тюркский полководец Тамерлан.  Он восемь раз  вторгался в Грузию и практически разорил приблизив её распад.
          В конце XV века   Грузинское царство представляло плачевное зрелище. Собственно это было уже не царство , а несколько раздробленных  соперничающих   осколков.  Чуть раньше пала Византия, и Грузия оказавшись  единственной  христианской страной, окруженной со всех сторон мусульманским миром, стала быстро приходить в упадок. Её  Эриставы   стали самостоятельно договаривается с османами, персами, арабами и она быстро распалась на Картлийское царство, Кахетинское царство, Имерети и Самцхе-Джавахети. В это время происходит первое обращение к набирающему силу и мощь северному единоверному соседу. (Московское княжество в это время  усиливается и расширяется, взята Казань, Астрахань с выходом на Каспий. На севере заложен Архангельск с выходом на северные моря, Урал и Сибирь покоряет Ермак).  В 1587 году царь Кахетии Александр II, впервые просит  покровительство у московского  царя  Фёдора Иоанновича. Но в силу того что между ними Кавказ, договор имеет скорее символическую цену.
         В течении последующих двух веков  Россия  превращается в огромную Империю, а грузинские царства самостоятельно лавируют между османами и персами меняя один протекторат на другой. Все это время идут переговоры и контакты с Россией. Грузины хотят защиты и покровительства, и недовольны   тем, что русские тянут время, но одновременно  опасаются, что Россия  их просто аннексируют. Российский двор выжидает  и просчитывает свои интересы.
    Наконец Русско-турецкие войны длившиеся все   это    время     обостряются.     Империи  нужны проливы и Константинополь.  В 1783  заключается так называемый Георгиевский трактат  по которому объединенное Картли-Кахетинское царство  входит под протекторат РИ. Правда, новоиспеченный союз тоут же поставлен на грань разрыва,  В  1795 г оду  русские войска внезапно уходят из  Грузии, под   предлогом  того, что якобы  Ираклий II нарушил договор, пойдя на   сепаратные  переговоры   с  турками.  Хотя   по грузинской версии,( что выглядит гораздо логичнее и правдоподобнее)   это  русские  пошли на уступки туркам не желая доводить  дело  до войны и сдали Грузию.  Этим воспользуется  третья сторона: персидский шах Ага Мохаммед-хан,  который тоже имел свои виды на Грузию, и сочтет Георгиевский договор предательством со стороны грузин. Он вторгнется в Грузию.  8 сентября 1795 года на подступах к Тбилиси, в районе Крцаниси произойдет битва  между 35-тысячной персидской армией Ага-Мохаммеда и 5-тысячной армией Ираклия, который напрасно ждал помощи из России, к нему придет  лишь  2-тысячное имеретинское войско царя Соломона II.  Два дня грузины будут отбивать все атаки и в конце практически все полягут на поле битвы, за исключением пару сотен уцелевших. Шах вступит в беззащитный Тбилиси и полностью разорит его, а население уведет в рабство.
     Это будет последним нашествием и терзанием грузинского народа. Россия всерьез займется силовой составляющей на Кавказе. Очень быстро под её защиту войдут с небольшими интервалами  Мегрелия, Гурия,  Абхазия,  Имеретия, Сванетия. Одновременно  РИ начинает Кавказскую войну, что бы обеспечить себе спокойный доступ к  вновь обретенным регионам Закавказья.  И в течении последующих  двух веков вплоть до начала 20 века,  грузины будут жить  хоть и на правах губернии, но  практически в собранном русскими опять по новой грузинском государстве, в безопасности и под защитой всей империи. Границы Грузии будут считаться границами Империи. Ей территория, считаться территорией Империи.  Нападение на Грузию, считаться нападением на всю Империю. У грузин уже не болит голова о своей зашите, они могут спокойно жить и работать, а гланое.... делать персональною карьеру в структурах всей Империи (  генерал Петр Багратиони)

***Вся приведенная выше «нудная лекция»  имеет одну цель.

Во первых: пояснить «русским спорщикам», что Россия  инкорпорировала в себя не какие то разрозненные дикие племена туземцев, а отдельные части некогда могущественного высокоразвитого христианского государства, коей была средневековая Грузия. Что соперничающие  между собой  и турки и персы,  имели  большой интерес к Грузии не как просто к землям, а как  к преданному  вассалу  в своих империях. Тот же Ага-Мухаммед,  уже после разрушения Тбилиси, предлагал Ираклию подчиниться, обещая в ответ вернуть всех пленников, выделить  из  своей казны средства для востановления Тбилиси, и передать ему под власть и управление кроме Грузии ещё и весь северный Иран. Но грузины предпочли третью сторону , русских ( конечно свою роль сыграла единая вера). Но что самое главное: если бы грузины отказались бы тогда от России, Она не имела бы сегодня Завкавказье. Её границы заканчивались бы у северного подножия Кавказского хребта. У ней не было бы позже Бакинской нефти, а   Мир в лице Турции и Ирана  имел бы сегодня великий шелковый путь в обход России. И по территории Грузии уже давно были бы проложены трубопроводы, газопроводы и транспортные магистрали из Азии в Европу минуя Россию.

Во вторых пояснить грузинским спорщикам: Что русские реально подобрали  разрозненные  части  грузинского государства и собрали его на своей территории. Что не будь русских, эти части могли быт разделены между Персией и Турками,  оказаться в разных странах и Грузия просто не сохранилась бы в том виде как сейчас. Грузинский язык и христианство   были бы отменены   как государственные, и остались бы  у некоторых в частном порядке. Что упразднение русскими грузинской автокефальной церкви  и инкорпорирование её в РПЦ это был нормальный и естественный бюрократический акт, как и инкорпорирование грузинской армии в царскую, а грузин в подданных Империи.  А самое главное действия России к Грузии в те времена , с точки зрения добра и зла, были совершенно по другую сторону весов, чем действия турков  и персов, что бы обвинять русских  в тех злодеяниях, в которых они в силу првычки любят обвинять.

Это был класический пример взаимовыгодного союза. И обвиняющим сегодня  друг друга на бытовом уровне сторонам, гораздо продуктивнее  приводить  этот исторический эпизод как аргумент в  позитивном ключе, а не в негативном.

проза

"КЕЛАСУРСКАЯ СТЕНА" ( 8 км юго-западнее от Сухуми)

……В эту беззвездную ночь прохладный ветер с гор где-то заплутал — не нашел привычного пути к морю через Келасурское ущелье. Плотная тьма влажной буркой накрыла Келасурскую крепость, где стоял ромейский гарнизон, непосредственно подчиняющийся Императору. Потные воины храпели в палатках. В душной ночи слышны только негромкие голоса дозорных.
— Будь я проклят,  какая душная  ночь.
— Да. Я  весь мокрый…
С башни донеслось:
— Заткните пасти да растопырьте уши. Кто-то едет.
Дозорные прислушивались, вглядываясь в тьму. Далеко над морем небо осветилось сиреневой вспышкой молнии, потом докатилось глухое ворчание грома,  и затем отдаленный топот конских копыт.
Фемистокл поднялся по приставной лестнице на крепостную стену, послушал, потом спокойно сказал:
— Поднимайте людей. Пусть занимают свои места.
    Зажгли факелы;  Без  ругани, и  обычных грубоватых шуток; часть людей поднялись на крепостные стены; другая  выстроилась перед воротами. К крепости подъехала небольшая группа всадников.
— Эй, кто там? — крикнул Фемистокл.
Снизу ответили:
— Мы — картлийцы. Передовой дозор. За нами идут правитель Картли Мириан с воинами. Откройте ворота!
Фемистокл махнул рукой стражникам. Ворота начали со скрипом открываться.  Он  спустился к въезжающим всадникам.
— Бились с мусульманами? — спросил он картлийца.
— Дважды, — угрюмо ответил тот. — У Цихе-Годжи, и сегодня на заходе солнца. Мусульман — что саранчи. Не дал нам бог победы. Спасая царя и его семью, много наших полегло. Не приди ночь, все остались бы на поле боя мертвыми. Из кольца вырвались.
— Далеко твой правитель с воинами?
— Следом идет. Сейчас будет.
Действительно, через некоторое время послышался топот множества лошадей. Первым въехал Арчил с двумя сотнями передового отряда. Следом  въехал Мириан.
— Не будем здесь задерживаться, — сказал он Арчилу, веди войско дальше, и окинул взглядом двор и стены.  Он видел, что крепость готова к осаде, потом повернулся к Фемистоклу. — Ты начальник гарнизона?
Фемистокл узнал  правителя  Картли, Мириана. Он поклонился.
— Император доверил эту крепость мне.
— Много ли еще пути до Анакопии?
— Если без остановки ехать, утром там будете.
— А до Цхума? — в свою очередь спросил Арчил.
— Недалеко, но останавливаться в Цхуме не следует. Город давно разрушен. Жителей в нем мало, а те, что оставались, покинули его, как только узнали о приближении Мурвана Кру. Защищать Цхум нет смысла.—  Опытный центурион Фемистокл понимал: раз картлийцы оставили свою землю, значит, нет у них достаточно сил отстоять ее от арабов. Погибать всем, смысла тоже нет. Тогда закончится  картлийская государственность. Вчера вечером в крепость прискакал посыльный от Мириана, они поменяли ему лошадь, дали в  сопровождении абазга-лучника, и они  поскакал дальше в Анакопию, предупредить Леона о нашествии.
Арчил тронул коня. Мириан же остался с Фемистоклом. Он сумрачно смотрел на проезжающих усталых воинов. Они прятали от него взор — стыдились смотреть в глаза своему патрону. Но им нечего было стыдиться: многие из них были ранены, некоторых везли на носилках. Они сделали все, что было в их силах, и готовы были на большее. Но болела у них душа за покинутую родную Картли. Если бы патрон потребовал, они все полегли бы за нее, ибо мертвые позора не ведают, но Мириан, желая сохранить остатки своего войска, приказал отступить и идти в Анакопию. Там ждал Леон и готовил город к обороне. Вместе с картлийцами проехало несколько десятков армян во главе с нахараром Тачатом. Этот маленький отряд отступал из родного удела нахарара, занятого и разграбленного арабами. Среди всадников Фемистокл увидел несколько женщин. Одна из их остановилась было, но Мириан властным жестом приказал ей ехать дальше. Всего проехало через крепость немногим более тысячи всадников. «Невелико войско картлийского правителя», — подумал Фемистокл.
— Сколько воинов в гарнизоне? — спросил Мириан.
— Три сотни.
Мириан взглянул в бесстрастное лицо Фемистокла.
«На что он надеется?» — подумал он.
—  Крепость будете оборонять?
— Таков приказ императора.
Мириан взял у Фемистокла факел и медленно пошел вдоль строя, вглядываясь в лица людей. По лицам воинов Мириан пытался угадать: знают ли они, что их ждет? Они были очень разные: высокие и малорослые, молодые и уже в возрасте, здоровые и изнуренные трясучкой. Снаряжены они были хорошо.Большинство — легионеров были из местных:  апсилы и лазы, но немного македонцев, фракийцев, армян, исавритов, а эти двое, стоящие рядом, как братья — голубоглазые и светловолосые, — определенно славяне. Он вернулся к  Фемистоклу.
— У тебя хорошие воины, но  крепость тебе не удержать. Предлагаю идти со мной в Анакопию,  и там, на стенах большой крепости, сразиться с мусульманами.
— Я воин и останусь там, где мне приказано стоять,  — развел руками Фемистокл, потом повернулся и посмотрел на свой гарнизон— К тому же апсилы,  абазги и лазы  могут ослушаться меня если я отдам приказ уходить, и останутся. Они считают что лучше погибнуть с оружием, чем видеть как чужак ступает по их земле, и что то объяснять им про тактику,  бесполезно. Остальные же просто не станут переступать через закон воинского братства и тоже останутся с ними. — Он повернулся и посмотрел Мириану в глаза
— Я знаю: никто не напишет на этих стенах: «Здесь мы костьми полегли». Нас тоже триста; мы не воины царя Леонида, но нам придется сделать тоже самое.
Мириан одобрительно кивнул, положив руку ему на плечо, затем вышел вперед и поднял факел повыше.
— Воины, я передам императору Льву: гарнизон Келасурской крепости до конца выполнил свой  воинский долг. Да поможет вам бог, — 
Строй одобрительно зашумел
Мириан поклонился воинам; затем отдал факел Фемистоклу и выехал из крепости , сопровождаемый телохранителями.
— Готовьтесь, Утром они будут здесь — сказал своим воинам  Фемистокл.
Налетел ветер, зашумел келасурокий лес, дохнуло прохладой. Совсем близко сверкнула молния, заставив людей зажмуриться; вслед затем небо с грохотом раскололось и хлынул ливень. Строй сломался. Воины подставляли разгоряченные тела холодным струям дождя, отфыркивались, шлепали ладонями себя и друг друга. Счастливые люди! Они умели наслаждаться даже  таким мимолетным даром жизни, не думая о предстоящем сражении, в исходе которого никто из них не сомневался. Но нет, они помнят о том, что их ждет.
— Хоть чистыми предстанем на том свете перед судом божьим...
— Еще успеешь замараться...

                                            Отрывок из романа   Р. Петрозашвили У стен Анакопии ( современ. Новый Афон) издательство "Алашара" Сухуми 1983 год.
 

проза

Крейсер его величества "Улисс" Полярный конвой ( памяти каравана PQ-17)

...... "Стерлинг" погиб на рассвете. Погиб, по-прежнему имея ход, и разрезая форштевнем могучие волны, но изуродованный мостик и надстройки накалились докрасна. Он погиб бы в любом случае, но пикировщики ускорили его конец. "Юнкерсы"  появились с юга. Пролетев на большой высоте над конвоем, они развернулись и один за другим, в типичной для "юнкерсов" манере,  стали выходить из строя, падая на левое крыло. Пикировщикам противостоял лишь один многоствольный зенитный автомат да полдюжины "эрликонов" - носовые башни использовать было невозможно. Но и этого оружия было достаточно в руках погибающих, но невозмутимых англичан.  В течение каких-то нескольких  секунд были сбиты три "юнкерса". Два из них упали в море, не причинив кораблю вреда, а третий со страшным треском врезался в и без того разрушенный адмиральский салон. С его крыла сорвало бомбу которая покатилась  по обледенелой палубе. Надежды на то, что топливные баки самолета не взорвутся, а бомба не сдетонирует при ударе, почти не было. Но ни того, ни другого не произошло.  Бородатый ирландец Дойл, спрыгнув с "эрликона" забрался на полубак и упал на бомбу,  которая  словно живая  так и норовила ткнуться носом в переборку или в пиллерс.  Спокойно, почти небрежно, ударом ноги он сбил уцелевшую стойку леерного ограждения и спихнул бомбу вниз стабилизатором. Бомба упала в море, не взорвавшись. Она упала в воду в ту самую минуту, когда вторая бомба, проткнув, словно лист картона, дюймовую палубную броню "Стерлинга", взорвалась в машинном отделении. Вслед за нею в самое сердце гибнущего крейсера вонзились три, четыре, пять, шесть бомб, после чего освободившиеся от груза "юнкерсы", круто взмыв, отвалили в обе стороны от корабля.  С окаменевшим лицом, мучаясь сознанием собственного бессилия, Тэрнер с мостика "Улисса" безмолвно смотрел, как гибнет "Стерлинг".  Старый храбрый "Стерлинг" вот уже пятнадцать месяцев был верным спутником "Улисса" и вместе с ним нес тяжкое бремя, участвуя в самых трудных конвоях. Тэрнер  содрогнулся всем телом, услышав чудовищный клекот кипящей воды и шипенье пара. Это раскаленные добела надстройки "Стерлинга" стали погружаться в студеные воды Ледовитого океана. Пятнадцать, двадцать секунд продолжался этот страшный предсмертный вздох и внезапно оборвался, словно отсеченный ножом гильотины. На месте "Стерлинга" было лишь пустынное, мерно вздымающееся море да крупные жирные пузыри, поднимающиеся на поверхность. Вдалеке затихал гул. "Юнкерсы" сбросв свой смертоносный груз улетали на дозаправку.
             "Стерлинг" погиб, но потрепанные остатки конвоя, раскачиваясь с борта на борт и с носа на корму, упорно продвигались на север. Осталось всего семь судов - четыре "купца", заправочный танкер, эсминец "Сиррус" и  крейсер "Улисс".  Всего лишь семь. А ведь вначале в конвое насчитывалось тридцать шесть единиц.  Тэрнер с фланмана дал команду  перегруппироваться: танкер "Варелла" в середине, по два транспорта с обоих его бортов,  а "Сиррус" и "Улисс" прикрывают фланги. Случись рядом подводная лодка, ей ничего не стоило бы поразить разом все суда. Но метеорологические условия не благоприятствовали действиям подводных лодок, зато такой строй позволял по крайней мере постоять за себя с воздуха. Если бы бомбардировщики приблизились с кормы - излюбленный прием "юнкерсов", - они натолкнулись бы на плотную завесу огня всех семи кораблей. Атакуй они с флангов, им пришлось бы сначала атаковать корабли охранения, поскольку ни один пикировщик  не станет подставлять свое незащищенное брюхо под снаряды орудий военного судна.
          ... Бомбардировщики решили атаковать одновременно с обоих флангов - пять машин шли с востока, четыре с запада. На этот раз они несли запасные топливные баки. Эта атака оказалась короткой и неэффективной для немцев. На  "Улисс"   упала  всего лишь одна бомба,  в  носовую палубу сразу перед первой башней. Не пострадал никто, но от удара и сотрясения вышла из строя гидравлика. Единственной на корабле действующей орудийной башней оказалась вторая башня. "Сиррусу" повезло меньше. Комендоры эсминца сбили один "юнкере", огнем с транспортов был уничтожен еще один бомбардировщик, но две бомбы поразили корабль и взорвались в кормовом кубрике. На "Сиррусе", битком набитом моряками, снятыми с погибших кораблей, народу скопилось вдвое больше обыкновенного, и поэтому этот кубрик был обычно переполнен до отказа. Но по боевой тревоге все его покинули, так что там никто не погиб. (Ни один моряк не погиб и впоследствии; во время новых походов, в Россию эсминец не получил ни единого повреждения).  Оставшиеся "Юнкерсы" развернулись и улетели. Надежда крепла с каждой минутой. До подхода боевой эскадры оставалось меньше часа. На корабли опустилась мгла, предвестница арктического шторма. Густо валил снег, падая в темные неспокойные воды океана. Ни один самолет не смог бы теперь отыскать их в этой пронизанной свистом ветра снежной мгле.  Да и подводные лодки вряд ли осмелятся высунуть свой нос в такую пургу.
            На "Сиррусе" торопливо замигал сигнальный фонарь. Корабль, сэр! —  сообщил сигнальщик взволнованно. "Сиррус" докладывает, что с норда приближается военный корабль!
С норда? Слава Богу! Слава Богу! оживился Тэрнер. С норда! Должно быть, эскадра. Раньше, чем обещали... Зря я их ругал! .... И на полуслове умолк, вперив изумленный взгляд в северную часть горизонта. Сквозь снег и мрак он увидел, как вдали вспыхнули и  погасли кинжалы белого пламени. Перед форштевнем  транспортника "Кейп Гаттёраса", взлетели белые водяные столбы. Потом снова увидел вспышки. На этот раз они были ярче, мощнее и на долю секунды озарили бак и надстройки ведущего огонь корабля. "Вот и ответ на многие вопросы", подумал Тэрнер ."Вот почему фрицы последние дни так обрабатывали "Стерлинг" и наш корабль. Лиса попала в курятник. Нами пришел полакомится сам  "Тирпиц"  А спасение было так близко... "   Решение пришло мгновенно.  Тэрнер склонился к переговорному устройству.
Престон! Сигнал всем судам конвоя: "Рассеяться. Следовать в русские порты самостоятельно.  Престон! Машинному  отделению, полный вперед, выжать из движков все возможное и невозможное..."
           В это время на "Сиррусе"   корабельный врача с "Улисса"  Джонни Николса вызвали на мостик к капитану. Выйдя на палубу, после тепла корабельной лавки, где оперировал раненных  он едва не задохнулся от ледяного ветра.  Снег все валил, не переставая. Слева по траверзу, в полумиле от эсминца , пылал охваченный пламенем  набитый танками транспортник "Кейп Гаттерас", почти потерявший ход. Сквозь снежную пелену Джонни с трудом разглядел смутный силуэт немецкого линкора. С дистанции в несколько миль тот беспощадно всаживал в тонущее судно один снаряд за другим, видны были вспышки орудийных выстрелов. Каждый залп попадал в цель: меткость немецких комендоров была фантастической.
Джони поднялся на капитанский мостик и зашел в рубку.
Тэрнер приказал  всем судам рассеяться, и следовать в русские порты самостоятельно обратился к нему  капитан  "Сирруса"  Питер Орр Скажите. Вы хорошо его знали? Надеюсь он знает что делает. Боже спаси всех нас 
— Смотрите! —  крикнул старпом опуская бинокль и вытягивая руку.
 Чуть левее горящего "Кейп Гаттерас" показался "Улисс"  несущийся, вздымая тучи брызг и пены, навстречу вражескому крейсеру. Он находился в полумиле, на левой раковине "Сирруса". Носовая часть флагмана то почти целиком вырывалась из воды, то  ударялась о поверхность моря. А могучие машины с каждой секундой увлекали корабль все быстрей и быстрей вперед. Словно завороженный, Николлс наблюдал это зрелище. Впервые увидев родной корабль с той минуты, как покинул его, он ужаснулся. "Улисс"  потопивший  в прежних боях  немало кораблей и подлодок  фрицев и не полувший при этом не единой царпины, сейчас представлял собой кошмарное зрелище. Носовые и кормовые надстройки превратились в изуродованные до неузнаваемости груды стали; сорванные с оснований кормовые орудийные башни валялись на палубе, обе мачты сбиты, дымовые трубы, изрешеченные насквозь, покосились. Из огромных пробоин в носовой палубе и в корме по-прежнему валил дым. Поперек судна, на четвертой башне все еще лежал обгорелый остов "кондора", из носовой палубы торчал фюзеляж вонзившегося по самые крылья "юнкерса".  Все в  рубке "Сирруса"   неотрывно смотрели на разогнавшийся крейсер, немея от ужаса и изумления. Орр отвернулся  на миг при появлении на мостике посыльного. -
Рандеву в десять пятнадцать прочитал он вслух.Десять пятнадцать! Господи Боже, через двадцать пять минут! Вы слышите, док? Через двадцать пять минут рандеву с нашей эскадрой. 
Да, сэр, - рассеянно отозвался Николлс, —  Мы были приманкой. Весь караван пущен на дно, ради поимки "Тирпица". Будь ты проклят Дадли Паунд — вдруг выкрикнул он. ( На самом деле это был не  "Тирпиц". Немецкий самолет-разведчик  обнаружил  эскадру союзников, и "Тирпиц" был немедленно отозван обратно в порт.  Конвой атаковал другой тяжелый немецкий кресер "Адмирал Хиппер" в паре с двумя подлодками).
          "Сиррус" двигался навстречу противнику, делая пятнадцать узлов, когда в кабельтове от эсминца "Улисс" промчался с такой скоростью, словно тот застыл на месте. Впоследствии Николлс так и не смог как следует описать, что же произошло. Он лишь смутно припоминал, что "Улисс" больше не нырял и не взлетал на волну, а летел с гребня на гребень волны на ровном киле. Палуба его круто накренилась назад, корма ушла под воду, метров на пять ниже кильватерной струи - могучего в своем великолепии потока воды, вздымавшегося над изуродованным ютом. Еще он помнил, что вторая башня стреляла безостановочно, посылая снаряд за снарядом. Те с визгом уносились, пронзая слепящую пелену снега, и миллионами светящихся брызг рассыпались на палубе и над палубой немецкого крейсера: в артиллерийском погребе оставались лишь осветительные снаряды.  Сомнений относительно намерений Тэрнера не могло быть: он решил таранить врага, уничтожить его и погибнуть вместе с ним, нанеся удар с невероятной скоростью в сорок или более узлов.  Крейсер продолжал мчаться со скоростью сорок узлов, как вдруг в носовой части корпуса у ватерлинии  появилась огромная пробоина. Возможно, то взорвался вражеский снаряд, хотя он вряд ли мог попасть в корабль под таким углом. Вероятнее всего, то была торпеда, выпущенная не замеченной вовремя субмариной, прикрывавшей немецкий линкор.  Не обращая внимания на страшную рану, на разрывы тяжелых снарядов, сыпавшихся на него градом, "Улисс" птицей летел навстречу врагу. С опущенными до отказа орудиями "Улисс" по-прежнему мчался под огнем противника. Внезапно раздался страшной силы оглушительный взрыв: в орудийном погребе первой башни сдетонировал боезапас. Вся носовая часть корабля оказалась оторванной. Облегченный бак на секунду взлетел в воздух. Затем изувеченный корабль врезался в набежавший вал и стал погружаться. Уже целиком ушел под воду, а бешено вращающиеся лопасти винтов продолжали увлекать крейсер все дальше в черное лоно Ледовитого океана.

Маклин Алистер. 1955г.  Лондон.

Сепаратизм

Два «сантика»  по поводу каталонского референдума

«Борьба за свободу и независимость»
 Боже как красиво звучит.
Мир  ещё не видывал более популистского лозунга  ( ну кроме разве что  « делитесь с попами, и попадете в рай» )
«Борьба за свободу и независимость»
Сразу  встают перед глазами  «Че Гевары»  «барбудос»,  бойцы ИРА  и прочие романтические герои ( в реале живодеры и профессиональные убийцы).
«Борьба за свободу и независимость»
Этот лозунг  любят  марксисты что бы прикрывшись им  построить феодальную диктатуру как на Кубе, или Северной Корее.
Этот лозунг  любит нечистоплотная элита что бы прикрывшись им освободиться от какого либо контроля извне, и  присвоить все национальные богатства  страны себе.
Этот лозунг  любят  националисты  что бы прикрывшись им  устроить этночистку и построить апартеид титульной нации как в Абхазии
Этот лозунг  любят  недружественные государства что бы прикрывшись им  разваливать  соседей или просто  аннексировать  кусочек  соседнего государства  ( например Крым).

В чистом виде прямолинейно, без спекулятивной лапши аферистов,   можно назвать  четыре  причины  «Борьбы за свободу и независимость»
1. Непосредственно  борьбу против эксплуатации людей и ресурсов определенного региона в пользу центра (борьба колоний против колонизаторов).
2. Борьбу  за независимость от идеологии и общественно-политического строя навязываемого Метрополией (  протест республик в СССР.  За свободное предпринимательство, за свободу выражать свои мысли…. типа  за свободный капитализм против крепостного социализма.)
3. Шкурные интересы местной элиты желающих самим  бесконтрольно пользоваться мат-богатствами  региона.
4. Геополитические интересы соперничающего государства, желающего развалить и ослабить страну, в которую входит данный регион.

Поэтому пусть Каталонцы сами определяют  в какую из перечисленных причин они попадают.

И Ешё.
Самое главное, на чем спотыкаются и угасают  все любители   «Борьбы за свободу и независимость».  Свобода и независимость автоматически означают  САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ и САМООБЕСПЕЧЕННОСТЬ.  Но об этом мало кто из рядовых сепаратистов задумывается ( разумеется кроме заинтересованных лиц).